«Золотая маска»: Магомаева и Pink Floyd с оптимизмом отправили в Вечность

В субботу жюри фестиваля “Золотая маска”, под руководством Адольфа Шапиро, отправились на прогулку по Москве. Собравшиеся вокруг Зоопарка пожаров, масштабов, построенный в 1880 году, мы вместе пошли в сторону знаменитой тюрьмы, старые сумасшедшие дома посмотрела на Молчание. “Театр. Ланчи” – это шоу-Пешие прогулки, автографы, связанные с тем, что руководство участников и зрителей. Мы следили за поэтом, Дмитрий Шел, часто в шуме города не слышит ничего, что говорит.

Режиссер Адольф Шапиро, драматург Ярослав Польша, маститый актер Александр Сергей Прекратите, театра, критики и практики театрального дела в течение полутора часов блуждали по электрической зона посмотрела на Тишины, где провел свое детство и юность, где продолжается жизнь 50-летнего поэта Пришествия. Мы мимо древних существовать, психического здоровья, и другие больницы из Красного кирпича, похожие на дворцы и вкусом. Мы возле дома водить балконы, лестницы в никуда (двери нет), разрушена ванные комнаты с Porsche берез потолок. Город-герой поездки. В проемах разбитых окон, юные Девы читают стихи. Поэтические строки везде — на заборах, асфальте, столбах и стенах в виде граффити, на листочки. Например: “в очках и без очков — в предел наготы” в столб. Встречаем необычных людей, но мне человек. Кто-то делает предположение, что они участники “performance”. Но это не так. Жизнь является более мощным, чем любой театральных потуг. Дмитрий Идите говорит почти гола страшных историй о своем приходе, говорит о прах земной, что нас, но боюсь. Я чувствовал упадок, увидев незнакомых местах, мы заканчиваем экскурсию поездкой на трамвае, что наш поэт назвал в своих стихах мочи и предположил, что когда-то здесь проходил в вагон, тот же Мандельштам. Дмитрий попрощался с нами и пошел гулять с собакой. Ну а мы отправились дальше — на другие старые промышленные постройки в центре Artplay, где разговор о древней Москве продолжил металл архитектор Константин Мельников. Фильм-Опера, он заложил Анастасия Лопату.

«Золотая маска»: Магомаева и Pink Floyd с оптимизмом отправили в Вечность

В базе спектакля “Мельников. Фильм Опера”, представленная в Музее архитектуры. A. S. Бы то ни было, это произведение Nano Гринштейн по выступлениям файл, Device и связи советской Венгрии, один раз обвинен в формализме, или играет на сорок лет работы. Музыку написал Кирилл Широков. Хор молодежи — какие молодцы, как он называл свои добрые пожелания Мельников, или хор сволочей из числа завистников, создает полифонию, которая восходит под древние своды. Сидели так, что во втором ряду ничего не видно, даже экран, на который проецируются, которые нас окружают, стены, где производят знаменитый дом Мельникова в Хорватский улице. Так что происходящее напоминает радиатор. Говорит Игорь синяя, а где-то внизу, ниже уровня, на котором находится зритель. Вместе с его молодой коллега Егор Живет действующих от имени Мельникова.

Цель режиссера достигнута: зритель удален в, расстояние между залом и сценой, определенной. На самом деле, на сцене, и не. Есть провал, отверстие под нашими ногами. То, что происходит, ускользает, превращается, в прямом смысле невидимый, а только слышимый, но и потому, что зрители достают гаджеты и погружаются в другую реальность до конца шоу, недоступный ее взору. Кроме тех, что в первом ряду, прежде чем “пропасть”.

«Золотая маска»: Магомаева и Pink Floyd с оптимизмом отправили в Вечность

Еще одна попытка поговорить о времени и его трагедии, с участием бывшего хора, но уже из матросов, пытался Виктор красная как в спектакле “Оптимист трагедии. Танец прощание” Александр к 100-летию Октябрьской революции: наследуется из Титана. В 1955 году, титан адрес (с годами это становится все более очевидным) поставил в тот же Александр театр революционного произведения Всеволода Вишневского “Оптимист трагедии”, написаны в 1930-х годах Александр Полосы. Исчезли века, с которым. Пришло время сказать всю правду. Виктор Богатыми не ставит Вишневского в чистом виде, и адаптации их Христос родился композиции, принадлежащей Перу (компьютер), А не ты. Величие присутствует в сценографии и костюмов Мария и Фома Выпить, хотя и работают на спуске. Ключевые события сохраняются: есть военный корабль, явление женщины-комиссара, тело, которое, как и прежде, хотят насладиться моряков. Тем не менее, меняется тональность, разрушается советской мифологии, но что предлагается взамен? Танец “прощания” оптимистической трагедии — вроде было трагично Антология ушедшего века, другой Мой XX век”, одним из символов которой стал крокодил Гена. В человеческий рост он выйдет на сцену, да не один, а целый отряд. И нельзя сидеть сложа руки, зеленые крокодилы, к счастью, не посягая как стать тела. Под песни и музыка Муслима Магомаева, Децла, Pink Floyd, группа “Ленинград” и Которых нам предлагают расстаться с иллюзиями. Обман включены актеры старшего поколения — Был я по-прежнему не и Аркадий Скрипке, заявленные Свидетелями Истории. И Resorts в пространство сцены, тем не менее, которые жили и мечта наших предков, о которых нам теперь так легко, положительные.

Вам также может понравиться