Захар Прилепин: В мировой литературе всего семь сюжетов. ЭКСКЛЮЗИВ

Захар Прилепин: В мировой литературе всего семь сюжетов. ЭКСКЛЮЗИВ

Русский писатель, филолог и вице-директора художественной частью МХАТ. Им. м. Горького-Захар Сражайтесь презентовал новую книгу “Некоторые не попадут в ад”, посвященная боевым действиям на Донбассе. В наши дни можно сказать о войне? Опыт писателя было важно для Чаевых, при создании книги? Какой писатель видит будущее Убивает Горького? Прежде всего, он рассказал в эксклюзивном интервью телеканалу “МИР”.

– У вас вышла книга “Некоторые не попадут в ад,” о боях в Донбассе. В истории русской литературы были “Субботний рассказы Толстого, чернила прозы, семьдесят проза…, Что сегодня о войне можно сказать нового?

И что в целом можно сказать, что-то новое? В мировой литературе семь сцен, или, по другим данным, 23-сцены. Любовный треугольник, бегство, поиск сокровищ и т. д. Тем не менее, каждый раз, когда мы ставим обычные конфликта на проживание, временной последовательности и имеют так или иначе себя в новых обстоятельствах. Так что, конечно, все уже сказано в “Острове” и “Улисс”, других классических текстах, и это не мешает нам снова и снова воспроизводить уже знакомые вещи. Потому что у нас еще есть новая кровь, новая боль, новые смерти. И это то, что снова и снова для себя открыли.

– Опыт, для вас оказалось важным?

Это похоже на ситуацию после Гражданской войны в России. Литература и опыт восприятия событий лучше рифмуется. Как это ни парадоксально, но только после написания книги, я обнаружил, что у нас есть много текстов об основных результатах и Гражданской войне, написаны о событиях в Украине. Скажем, две главные стихи Сергея решение время “Страна негодяев” и “Гуляй-поле”, там события происходят в Украине. “Пархоменко” Всеволода Иванова, “Рассказать Мне” Вавилон”. Более или менее, и вся Одесса из школы или там происходило, или написав непосредственно об этом. И эти гола краски, и южные ветры, и украинской симптомов, спал революционной прозы. И к ней я внутренне назвал, и не в прозе, написанных после Великой Отечественной войны. Когда текст появился, я мог видеть перед ним, и вдруг я понял, что там является основой.

– Для вас эта книга, в определенном смысле, расставаться с этой историей, подведение итогов или чего?

Ни на прощание, не, я буду писать (если мы будем живы, как говорил Солженицын) и другие тексты. Роман относится к события, связанные лично со мной. И в течение этих лет было такое количество и разнообразие историй, подвигов, трагедий, предательств. В голове много чего хранится, я уже достиг этого Sonic – Open Роман 12 рассказов. Возможно, что я напишу.

– Мы идем в МХАТ. Горького, где теперь работает. Для писателя важно, что было на столе. Здесь у стола?

Пока даже нет Кабинета. Я, когда иду на работу. вот мы с главой театра Эдуард Рот, и не нуждаюсь в кабинет, в конце концов. Хотя сейчас появляется общий кабинет с Сергеем ищи его. Просто, для него будет делать, переговоры вести. Так, в конце концов, мне эта атрибутика не имеет значения, эти залы, и секретари и секретарши. Я могу обойтись без этого. Потому что план, спектр работ, которые для меня забил, не предполагает наличие стола, но имеет совсем другой функционал.

Плана работы, которые были предложены, то, что он уже сделал?

Три месяца-это несерьезно, для театра. Что я могу сделать за три месяца, чтобы отчитаться? Есть созданные, которые развиваются, работают жизненных планов. Во-первых, я пришел и сразу объявил, что пытаться взять с собой в театр современную русскую литературу, и я буду отвечать за контакты между современных, крупнейших Praia и возможность поставить его прозы. Мы уже подписали контракт с Евгением Boolean, переговоры с Алексей Иванов, Алексей Ее видеть. Только что был в гостях Сергей По. Эта деятельность относится ко мне непосредственно. Кроме того, запуск проекта, а не непосредственно на сцене, связанное с театром, косвенно, является проект “40 поэтов”, “40 музыкантов” и “40 философов”. Будут поэтические чтения, концерты, философские дискуссии. МХАТ в качестве точки циркуляции различных интеллектуальных идей. Это сфера моей работы, что для меня и забил. Теперь я заканчиваю биографию Сергей та девушка, я хочу открыть курсы, семинар-практикум “театральный” под условным названием “Есенин”, где я буду выступать не в качестве учителя и преподавателя актеров, где будет обратная ситуация: я буду работать с артистами и попробовать понять, как все эти механизмы работают, что происходит. У меня есть текст, я хочу сделать из него что-то вроде шоу, постановка. То есть, я продюсер, который поставляется в обучении художников и кинематографистов. Мы так или иначе взаимодействовать. Вот три из этих четырех проектов (не единственные мои проекты), развитие которой я занимаюсь.

– Татьяна Спал, пожалуй, один из самых великих художников, которые умеют читать та девушка, не истеричка, экстракты. Вас ждет что-то сотрудничество?

Конечно, предполагается. Спектакль “Есенин”, что я буду готовить, прикоснуться к жизни и быту Сергей этот ребенок через свои тексты, поэзия, биография. Упрощенное название “Семь женщин этот мальчик”. Это не “клубника”. Тем не менее, Анна Ирана, Зинаида Райх, Айседора Дункан – все женщины так или иначе связаны с его работой. Они будут играть семь актрисы, может, и 14 актрис (кто-то же в возрасте, кто-то в другом). И мне жаль, что Татьяна Спал участвовал в этой работе. Потому что она, как никто, знает, любит, понимает этот ребенок. Я видел, как он читает, это невероятно. Мне кажется, что это очень необходимо.

– По делам, будет много спектаклей уже много лет. Тексты Булгакова, который работал в искусстве, в театре, а также поставили в этом театре. Конечно, Эдвард Рот хотите, чтобы ваши тексты, звучавшие со сцены театра. Есть такие планы?

Мы сразу на берегу договорились, что уже есть много чувств вызвал наш приход. Пришли и сразу премьера пять романов на чай и пять спектаклей Рот – это глупо. Я спокойно на все это я имею в виду, мне точно “не клюет”, что в МХАТе им ни в одном из моих спектаклей. Возможно, если кто-то предлагает необычные варианты, которые нам кажутся любопытными, мы принимаем во внимание исключительно в пользу театра. Если привлечь людей, будет интересно с точки зрения мощности процесса. У меня нет такой цели. 10-12 спектаклей, сделанных из моих текстов, шли в Италии, Германии, руководителей бизнеса. Кирилл Серебренников ставил, и что он получил “Золотую маску”. Мои амбиции в этом смысле доволен.