Юрий Соломин подарил Людмиле Поляковой роль, о которой она мечтала 40 лет

Пожилых людей Кожа счастливо прожили 50 лет, в свой большой дом, у них пятеро детей и никогда не расставались. И что теперь — Happy выходные? Не, дальше — тишина… только в зале рыдания и слезы. Молодые и старые, мужчины и женщины, все плакали. Мы скоро это истории “отцов и детей”, любви и одиночества, играл в малом театре к юбилею Народной артистки Людмилы Польский.

Она же принесла в театр знаменитой пьесы американского драматурга Виньи Дельмар “Стоп завтра”, и призвал Юрий Колонка, художественный руководитель Малого, его перечитать. И он позвонил в слезах и сказал, что поставить себе. Одну и ту же функцию сновидений, которая закралась в сердце молодой артистки Послом 40 лет назад, после просмотра гениального спектакля. Африки в Театр Моссовета. Тогда, в 1969 году, роль Люси Купер сыграл не очень хорошая Фаина АЭС в дуэте с Ростиславом Блюдо (Барселона Купер), и теперь, в 2019-м, эти функции были выполнены несравненная Людмила Полякова и Владимир Носик.

В сцене семейной идиллии в тихом провинциальном американском городе. Старики, родители готовят на ужин так редко навещающими своих детей, они смеются, провозглашает тост “за прекрасный дом”. Потом признает, что после трех дней находятся на улице: дом дважды заложен в Банк, проценты не выплачены, на заводе сокращения. Не проблема! Потому что пара, Купер был воспитан, ласковый и любящий детей, от пяти, способных помочь старики… Или не могут… или не так осторожны.

Здесь появляются первые слезы-не для художников, публики. “Я не просил, что меня родила”, – сказал младший из сыновей, Роберт Купер (Евгений Сорокин), вид ответственности его брата. “Да, и я намеревался потратить сбережения на образование дочери”, — сокрушается старший, Джордж (Александр руб). Здесь идеально подошла бы знаменитая фраза Дмитрия Анатольевича — “нет Денег, но сильный”. Только это немного из другой пьесы: не театральной, жизни.

Впервые за 50 лет влюбленных все разделено. Как у Шекспира, является тот факт, семьи, но не со зла, это просто отдельно старейшины легче ухаживать. И тот, кто не будет думать о чувствах, где каждая Копейка будет на счету? Люси и Барселона живут в разных городах, в квартирах своих детей, но это вынужденная клетка превращается в душной и холодной тюрьмы для каждого. Нужно только от одного к другому, на чем он мог в коротких телефонных разговоров.

В спектакле почти нет музыки, только в начале (когда семья собирается вокруг стола) и в конце (когда Люси сопровождать вас на Лодке на вокзале и под My Way frank sinatra вместе с уезжающим поездом проходит ее жизнь счастливой). В остальное время, зритель возникла контролирует потрясающий взаимодействия большой группы художников.

Разные дети в исполнение Александра Версия, Алена Клинике, Александры Ивановой и Евгения Сорокина их живые и честные эмоции создают для зрителя объективную картину суровой реальности. Особого внимания заслуживает Анита Купер, жена осторожный Джордж (Ален Занимает). Это удовольствие, наблюдать внимательно и когда невестка, точно же Свекровь, которая превращается в раздражительную и властной хозяйки дома.

Старейшины Кожи могли прожить счастливую жизнь, сохранив глубокую любовь и уважение друг к другу. Все, что только что прочитал в ее глазах, спокойно и обращения “Дорогой, я скучаю” или “Пожалуйста, дети, не только написал мама”. Именно это молчание с каждой минутой все больше и больше сжимает сердце. Как и скандалов нет, никто не кричит, не бьет посуду. Все хотят как лучше и удобнее. И оказывается, что первая и единственная тайна Люси своего мужа-это добровольный переезд в пансионат для пожилых женщин. Не потому, что ему хочется, а потому что так удобнее детям.

За два с половиной часа на глазах зрителей, как нравится, как промок, изменении порядка десятка полноразмерных красочных декораций, каждый из которых создает не только эффект участия зрителя в сюжет, но и дает иллюзорную идею тепло дома. В финале механизм волшебный калейдоскоп ломается, и перед нами остаются влюбленных, разделенных километров и собственными детьми. И среди них, таких живых и любящих друг друга, работают (буквально за движения платформы, сцены) дети, внуки, а затем и все персонажи этой пронзительной истории.

Юрий только мне не предложили сменить имя, чтобы уйти от ассоциаций с предыдущих постановках, но режиссер настаивал: “дальше — тишина” — это то, что происходит со всеми, и то, что происходит со зрителем, когда он выходит после спектакля”. Как прав оказался Юрий вы можете меня: после благодарственных аплодисментов зритель шел молча, вытирая слезы… “Привет, мамочка? Как вы?… Не, у меня ничего не произошло. Я просто хотел, чтобы позвонить вам”, — пряча красные от слез глаза, сбивчиво сказал в трубку мужчина, выходя из театра.

Вам также может понравиться