«Выращивают психов»: актер Никита Панфилов рассказал, как учат артистов

Современный актер-это симбиоз роли профессионального образования и человечества. В этом уверен, Никита Панфилов, актер, чье лицо не сходит с экранов телевизоров и при этом не был отель а не “звезда”. В канун своего 40-летия, Никита сказал “МК”, как художников, которые выращивают “безумцы” и как за это безумие, не потерять свое собственное лицо.

Художники-довольно суеверные люди. И свой грядущий день рождения как раз совпадает с одним из таких убеждений. Ты будешь праздновать 40-летие?

— Нет, я не буду. Я довольно суеверный. Говорят — нет, значит нет. Я даже Samoa день, так как к нему на день рождения, для искушение забить не было.

— Они спрашивают тебя о тернистый путь в профессии: хотел в полиции, в медицине и стал художником. И не с первого раза. Расскажи, почему бросили даже 3 театра в школах.

— Еще в 11-м классе отец решил отправить меня в Институт культуры. Это был заочный курс, за то, что я дополнительно ходил там делать. Оттуда ушел: решение стать милиционером. Но так как я не поступила в школу милиции, поступил в Институт современного искусства, где брат учился. Тогда, может быть, я понял, что я хочу сделать. Потом случилась трагическая любовь, из-за которой я перестал учиться. И меня, соответственно, был удален с поля. Я бы не стал. Просто забил, и все. Это как раз было после школы, это отчаянная момент, гормоны и все такое. Тогда я думал, что единственный выход из всей этой ситуации — пойти в армию.

— После армии новый театральный?

— Да, Заноза. Я там отучился всего год. Но потом из Управления культуры, что полиция его обучения всего курс, отказался платить. И я тогда не мог. До конца (ректор театральной школы, во имя Ананаса до 2008 года. — “МК”) сказал мне, что приходил на следующий год. Но тогда я поступил в ГЕЙТС. Снова, он проучился год… Там уже меня выгнали за драку.

— Девушка, мы не разделяем?

— Не будем об этом. Молодые были, горячие… А потом уже я поступил в МХАТ. Оказывается, 8 лет обучения в школе, 5 из которых был в 1 день! Я в Школе-студии даже дышать страшно.

— Я боялся, что снова укладывают?

— И это тоже. Когда вы в пятый раз, что задействуют те же исследования, упражнения, наблюдения, ставишь себя в таких же обстоятельствах, учитывая, знаешь, память сцену, если он не придет, у вас есть ощущение “дня сурка” и панических атак. Я каждый год, когда она подходила к своему учителю, Игорь Solution, и спрашивал: “Игорь Яковлевич, мне использовать?” И он мне ответил: “Никита, иди ты…”

— Не было чувства, что напуган — это просто не ваша судьба?

— Не совсем. Я попытался выйти из этого всю жизнь. А после армии понял, что это единственное, что я хочу сделать. Тогда судьба сама начала мне поможет. Теперь легко об этом говорить, но я должен был сделать в Школу-студию, в Смысле, а только как. У меня даже была попытка перейти сразу на второй курс российско-американского набора в Школу-студию МХАТ, в Ливане и табачных изделий…

— Почему не сделал?

— Там прямо до мистики доходило. Я подошел к двери, за которой сидели Табаков с Группа, и у меня начиналось что-то необъяснимое паники, как у слона во время пожара. Я просто не мог взять за ручку. И не потому, что нервничала! Наоборот, знал и прозу, и басни, но это объяснить, даже невозможно. Четыре раза он возвращался к двери — и физически не мог пойти. Вероятно, это был знак: только Смысл и только как! На самом деле, они дали мне все. И неизвестно, где и кем я был.

— Ты 10 лет служил в MT. Долгий путь к мечте… Почему ушла?

— Когда ты выпускник Школы-студии нельзя совмещать и театр, и кино. МХАТ — довольно авторитарный театр. Не это легко так называется: “служить в МХАТе”. Там есть градация: выпускники школы, гости, актеры и звезды. Если ты звезда, вы можете спокойно сочетать 4-5 спектаклей в месяц. И если у вас есть 21 спектакль, в месяц, как вы собираетесь объединить кино? Мне стали говорить, что “Панфилов очень занят в театре актер”, и меня стали возврат какой-либо съемки. Я понял, что пришло время решить, что для меня ближе.

— Кино оказалось ближе? Или потому, что она дает славу и деньги?

— Кино — логичный этап в моей карьере. Сначала в Школе-студии, а затем работать в театре, и теперь кино. И без первого не будет второго. Я уверен, что моя жизнь будет театр. Только чуть позже.

— Я не хотел быть на скамейке запасных?

— Я не хочу делать заявления. Я хочу играть. Я не хочу видеть, как это делают другие, я хочу сделать это сам.

— А если предложат вернуться в театр, но не в МТ, согласны?

— Конечно! Я очень любил его. Мне нравилось безумно выходом на сцену. Но, видимо, не выросли Убивает.

— Как Олег Павлович отнесся внимание?

— Мы хорошо расстались. Правда, заявление об увольнении я написал, после 9 лет работы, но Табаков, почему-то, не стал подписывать сразу, и я еще год играл в спектаклях. Но я очень хорошо и мысленно ушел. Из театра не может исчезнуть, хлопнув дверью. Неизвестно, как потом выстроится назначения и дорог заключению. Я сделал выбор и ушел.

— Как в кино 15 лет. И только в “Кресло”, по собственному признанию, сыграл то, что было тогда. О какой роли вы мечтаете сейчас?

— Я хочу играть в лицо это (“Братья Карамазовы” Ф. М. Достоевский. — “МК”) и общее Пение (“Бег”, М. к. Булгаков. — “МК”). И не важно, в кино или в театр. Это персонажи, которые не вписываются в рамки. Они необычные, даже экстраординарные. И теперь, благодарение Господу, я могу выбрать роль. Например, если герой без развития, без изменений, почему? Игорь говорит только, мой учитель, всегда говорил нам: “Если эту роль может играть любой вратарь, то почему это делаешь ты?” Таким образом, на данный момент я стараюсь избегать ролей, которые может играть любой.

— В вашей фильмографии много функций, которые вы больше не нагой в рамках. Как ты думаешь, что такие произведения, скорее, поможет или отпугивают режиссеров?

— Во-первых, у меня не так много. По пальцам пересчитать.

— Кто-то всю жизнь заботится о героическом изображения на экране, а ты розы все серьезно.

— Ну, что делать, если нравится. Одно дело, если я, сточных, это просто так, и совсем другое-на бумаге. Здесь, в “Духless” мой герой продал душу дьяволу, и нам нужно было показать всю гниль человека. И, как, его иначе посмотреть, если не царит, с бутылочкой во рту и наруто везде? Здесь песня не в кино, если слова. И в “Сладкой жизни” моего персонажа, в принципе, живет — ему комфортно без одежды. Но если бумага не обязывает, и я не собираюсь раздеваться. В “л. с”, например, есть только сцены, в которой Макс, мой герой, показал, обнаженные по плечо руки.

«Выращивают психов»: актер Никита Панфилов рассказал, как учат артистов

— Есть проекты, для денег, для удовольствия. И не всегда в последние оплачивают. Ты мой стол на бюджет проекта?

— Да. В 2016 году, вышел фильм “шестнадцатилетний виски” режиссеров Дениса Фауна и Карена Арутюнова. Ребята просто послали сценарий. Мне понравилось. Затем он пошел к своему действовать в Нижнем Новгороде.

— Абсолютно бесплатно?

— Если что-то нравится, то вопросы “Сколько будете платить?” и “Платить или нет?” — вторичные. Ребята просто купили мне билет, и я несколько дней в их доме играла. Мы можем даже приз какой-то выиграл.

— И что зацепило?

— Сам сценарий. Жили-были два парня. Оба из детского дома, и двух влюбленных в одну девчонку. Затем один из них вывозят за границу иностранные усыновители, а второй остается в детдоме. Первый Гарварда, карьера, перспективы, и второй в бабочки. Один становится наемным убийцей, а другой-олигархи. И первая придет заказ на второй… И теперь смотри.

— В последний раз в кино, артисты не только играть, но и переписывают сценарий. И я говорю не только о фишки для функции, но и, буквально, на новый письменный сцены. Это часть актерской профессии или специально-слабое место в нашем кино-плохие сценарии?

— В “л. с”, например, проигравший, 80% сценария. Но теперь ситуация меняется. Да, и конкуренция огромна: “домашний арест”, “Позвоните Ди Каприо”, “Ликвидация”, “Метод”… они крутые сценарии. Нет ничего, что переписать все персонаж подумал — реплик до жестов и выражения лица. Да и я не спешу, и только Adapter слов своего персонажа, не более.

— В любом случае, это произойдет?

— Когда все равно и не по-человечески говоря. Я понимаю, что бюджеты разные: “у кого хороший драматург, а кто художник. Да, и часто бывает так, что сценарист несколько проектов. И получаются серые же случае, когда уже на следующей странице, ты понимаешь, о чем и чем закончится. Но есть две фразы, которые меня сразу убивают.

— Что?

— “Это не то, что ты думаешь” и “Сейчас я вам все объясню”. Эти две реплики могут быть звезды. Люди по-другому говорят в жизни.

— А если у вас бюджет ограничен, на кого сделать ставку, чтобы фильм получился хороший?

— Здесь палка о двух концах. Если у вас есть немного денег, то должно быть много времени. Чтобы переписать сценарий, пока он не станет лучшим, для поиска хороших СМИ, актеров, которые согласились бы выступать бесплатно. И если вы хотите быстро, то вам нужно много денег. Кино-это карточный домик. Какую карту нужно удалить, чтобы стоял? Нет. Я один раз предложила производителям закончить один или другой сценарий, и говорят мне: “Не надо — и вдруг все рухнет, и перестанет быть столь популярным…”

— Это ты о “Собака”?

— Да. Не понимает, почему имеет высокий рейтинг. Я думаю, что это просто хорошее стечение обстоятельств: смесь жанров, проникновение в определенное время, и собака, конечно.

— Судя по фильмографии, не боишься экспериментов. Какой профессиональный опыт, хотел бы выжить? На что готов устранить в кино?

— Да, почти все, если не пересекает грани морали. Урожай дерьма, например, я бы хотел сказать, что не было.

— И женщина играть?

— Без проблем. Это в целом это здорово. И я в театре когда-то играл. Все зависит от того как ты это сделаешь, без пошлости. Ты вспомни Джаред Лето в “Даллас” клуб покупателей”. Как он играет женщин! Это же произведение искусства. И иногда, когда даже смотреть стыдно на работе коллег. И я не хочу снять фильм и сыграть в нем главную роль.

— Уже есть предпосылки к созданию произведения Никиты Панфилова?

— Да, он сам придумал, написал сценарий…

— О чем фильм, если не секрет?

— Он на актера, который, как улитка, привыкла жить в своем доме, и все обстоятельства, которые пытаются вытащить его из скорлупы.

— Это о себе?

— Не совсем. Я года три писал сценарий. Каждая сцена в нем эпизод в моей жизни или жизни моих друзей. Знаешь, это очень трудно. Я думал быстро напишу сценарий и в производстве. Домашний отличный, и производитель быстро тюрьме: “много воды”. Вы не представляете, каких трудов стоит организовать якобы воды. Сценарист-это очень трудная профессия. Теперь у меня уже 4-5-й драфт. И каждый раз я с болью Рим и его автор, текст, но в противном случае, люди просто переключиться на другой канал.

— Уже нашел производителей?

— Пока все упирается в деньги. Если я готов снимать бесплатно, маловероятно, что кто-то готов без сборов, чтобы снять свой фильм.

— Тебе не кажется, что это не в вашей профессии?

— Я не лезу петь или играть на скрипке играть. Директор-это процесс, актер. Со мной могут не согласиться, но это профессия. Я занимаюсь своим делом, но, кроме того, прошу не лезть в мою профессию. Меня прям тошнит от непрофессионализма. Я вижу, когда люди из-за его посреди лезьте в театр или в кино. Зарабатывайте деньги на что-то другое. Почему позориться?

— Это ты о КВНщиков?

— Я не буду называть фамилий. Мы все знаем, кто это. Оказывается, для того, чтобы петь или танцевать, вы 5 лет себя ломать, и на сцене играть — просто выйти и все? Так не работает. Это трудная профессия, что с детства нужно заниматься.

— Ты думаешь, что актер нуждается профессиональное образование, если он, например, самородок?

— На мой взгляд, да. По своему опыту знаю, что такие “самородки”, останавливаются в своем развитии.

— Что предлагает университет?

— Исследования образования. У нас с первого курса учили “звезда” не возникло. Как только вы начнете “оденься”, можно сразу расстаться с карьерой.

— Как избежать этого?

— Не забывать, что главными на площадке — ваш партнер и режиссер. И ты-никто. Потому что тебе лепят, из тебя делают. А у нас сейчас наоборот: я-звезда, и у меня есть Райдер, а что говно. Не, дорогой, так не работает. Все люди, которые не изучают в университетах, которые не имеют профессиональной этики и образования. Повторяю: это очень трудная профессия. Актеры — сумасшедшие люди. Тебя учат видеть предметы, которые не существуют. Реагировать на явления, которые не существуют. Которые делают вас с ума. И после 4 лет дают диплом — поздравляю, вы псих.

Одно дело, когда ты с такой же “сумасшедшие” ты работаешь, а другой дома. Как его “выключить”?

— Для этого должна быть семья. Как я вижу, дочь, забыл весь мир. Вы в своей крепости, ты закрываешь дверь, и все: ты-Никита Панфилов. В жизни также играть постоянно. Просто мы называем это другим словом — приспосабливаться. С родителями, с друзьями другой, на работе — третья. И только со своими детьми, я в настоящем. Мы все играем…

— Твой сын Обожают уже 6. Он, вероятно, уже знает, что папа-актер?

— Не так давно я узнал. Там забавная история была. На меня парни на улице подходили и просили фото, а Добрыня спросил, почему они так сделали. Я говорю: “Потому что твой папа-актер”. “И еще вернутся? — спросил он меня. — Я тоже хочу быть актером”.

— Какова ваша роль вы можете выбрать, например, мой сын? Увидеть, что такое актерское мастерство?

— Вот, ты меня спросил… Я очень к себе предвзято, я слишком требовательна. Вероятно, я хочу, чтобы он сам, посмотрел на него и сказал: вот, это мой папа. Вот как надо играть в кино. Мне, кажется, что все хорошо.

— А есть фильмы, за которые было стыдно?

— Да, конечно. В них забыл главное правило фильма: все мы в одной лодке. Когда кто-то из Chalet, судно регистрируется или вправо, или влево. И добраться до Баку-это очень трудно. Таким образом, хороших фильмов меньше, чем плохих. Не может быть “оденься”. Надо вести себя так, как той легендарной плеяды актеров советских. Волшебники: скромные и гениальные. За то, что я хочу быть.