Врач с двадцатилетним стажем в больнице скончалась от равнодушия коллег

Шокирующие произошло в Вермонте. В местной больнице, врач, который проработал там более 20 лет, умер от бездействия своих коллег. Нина Александровна Азизова вдруг почувствовал боль в сердце, дочь Алена вызвал женщине “скорую, которая доставила женщину в клинику № 6, те же, в которых она работала. Тем не менее, госпитализирована коллега, пациент отказался, предложив лечиться с помощью лекарств.

фото: Геннадий Черкасов

Азизов вышел в сопровождении дочери дома, состояние ухудшалось быстро. Ален снова вызвала маме “скорую”, тем не менее, целевая группа рекомендовала Нине Александровне принимать таблетки. Рано утром, 31 октября Нина Александра не было. “МК” в контакте с ребенком врачу — Алена с целью установления обстоятельств последних часов из жизни жертвы.

– Мы хотим, чтобы наказали виновных в халатности и какое это отношения с человеком, независимо от того, что мама была врачом этой больницы, – начала Алена. – Ей было только 46 лет. Я думаю, что это преступление.

– Нина Александра не было 31 октября, до событий?

– 30 октября мы вызвали “скорую”. Мама жаловалась на сильное головокружение и слабость в теле, ее отвезли в больницу. Мама попала в терапию, там терапевт сказал, что нужен узкий специалист, поскольку он не любил аромат. Но кардиолог был в здании рядом, он оставил. Терапевт решил пойти сам, и сказал, что медицинский работник, нуждается в помощи. Он вернулся к нам, сказал, что кардиолог не придет, и надо делать рентген.

– Как не придет?!

– Тогда уже я пошел к нему, попросил навестить его мама. Пришел, посмотрел, эхо сердца, ЭКГ, что сделал, что бригада “скорой помощи”. Не нравится аромат и лейкоцитов в крови. Дальше мой вопрос, что с мамой?! “Я не знаю”, – это цитата. На мои просьбы оставить мою мать в больницу, госпитализировать или давать какие-либо лекарства, кардиолог отказался, нет причин для госпитализации, и нет никаких лекарств для помощи.

– Другие действия?

– Сидя в такси, пытались уехать из больницы домой, но через несколько минут вышел из машины, мама заболела… мы Пошли к неврологу в сосудистый центр, там ей сделали компьютерную томографию, осмотр, который показал, что инсульта нет, и, следовательно, оснований для госпитализации, также, не, нет причин. Мои убеждения не действовали. Он просил, чтобы мама какое-то лекарство. Невролог решил, что надо колоть супрастин. Внутримышечно.

– За то, что мы знаем, что он от аллергии?

– Совершенно верно! После этого мы пошли домой, начали подниматься по растений, несколько участков прошлое, на третьем этаже матери вновь стало плохо, он потерял сознание, грипп сильный. Я вызвал второй бригады “скорой помощи”, а потом пришел мой папа. Мы втроем ждали “скорую”, приехали две женщины, без носилок. На мой вопрос: “Где ходишь?!”, они ответили: “Позвоните в апартаменты смотреть на людей, которые помогают “поднять”. Я объяснила, что это медработник! Вопрос с издевкой из них продолжил: “Почему медработник сидит на лестнице в 12 часов ночи?” В итоге я, папа, своими силами подняли мать поднялась в свою квартиру.

– Нина Александровна была в сознании?

– Уже в сознании. Ему измерили давление: 130 на 90. Потом медсестра мне сказала, что мама съела 10 таблеток глицина. Все. Посмотрел кардиограммы, я понял, что медсестра не довольна результатами, видно, что понимает. Но на мой вопрос ответил: ничего особенного, время, сосудов, заставили подписать отказ от госпитализации, ссылаясь на то, что мы уже были в больнице: “Вас не примут”. Я настаивал, но мне сказали, что прикоснуться к матери не требуется.

– А затем?

– Мама, это не совсем давала отчет о своих действиях, когда подписывала отказ от госпитализации, это ручки с работы, что у него было. Бригада “скорой помощи”, а я за мной в папа лег спать, она тоже, я вставал, периодически проверяла. В 5.30 я услышал крик, папа кричал. Я пришел к нему в комнату, мама на коленях стоит, в голос кричит: “Мне больно!” – и больше ничего. Она теряла сознание несколько раз. Я снова вызвала “скорую”. Мы с папой его переложили на диван.

– Внешние изменения были в организме?

– Бледное пятно, бедра, руки холодные, пена у рта. Уже ничего не понимала. Приехала “скорая” то же, что и в первый раз приходил, сотрудники начали ругаться, почему нас не госпитализировали в больницу, были возмущены, почему нас не забрали. Мама измерили только давление, врач отправил меня со своим коллегой, с февраля, что уже не нужно. В 6.15 констатировали смерть.

– Вскрытие проводилось?

– Он показал садись состояние, например, несколько инфарктов, перенесенных на ногах и несколько книг левого желудочка.

– Мама знали, коллеги из этой больницы?

– Клиника большая, не были знакомы. Более мама работала врачом физиотерапии.

– Проблемы здравоохранения были ранее?

– С сердцем — точно нет, правда, мама очень эмоциональная была. У нас есть адвокат, мы хотим, чтобы наказание кардиолог, невролог и второй бригады “скорой помощи”. В говоришь прокурора, заявление уже написано, с жениха и невесты.

– Для того, чтобы спасти Нину Александра можно?

– Я не могу вам точно сказать, да. Но мы потеряли более 5 часов. Он почувствовал, около 19: 00 и до 24 мы ходим по врачам, а утром-то можно сделать, по крайней мере, попытаться. До рокового дня поставили капельницу, в предыдущие дни мама жаловался на головокружение, одышку. Маме было всего 46 лет, она регулярно обследовалась, все было нормально. Поверьте, моя мать не халатно относился к здоровью.

В Нижнем Тагиле, кардиолог Андрей Стороны, что он работал почти 40 лет, умер из-за ошибки коллеги в больнице, в которой работал в течение длительного времени. После операции, Стороны должны были поставить капельницу с физраствором, врач сахарного диабета, что привело к проблемам с сосудами. Однако, вместо физраствора Стороны поставили антибиотик “Ситуация”, препарат был противопоказан ему из-за аллергии.

Наконец врач умер. После его смерти, будет возбуждено уголовное дело. Следствие установило, что врач, который должен был заниматься операцию, доверил своему коллеге – в Токио, что переоценил свой опыт, принимая во внимание, проста в эксплуатации. Суд признал, что преступления по ч 2 ст. 109 УК РФ является преступлением средней тяжести, также, что подсудимый медика не имел судимости и наличие положительной характеристики с места работы, за то, что назначили в 25 тысяч рублей судебного штрафа в пользу государства. В апелляции семьи умершего кардиолога представить, его супруга и детей, Карасева готовят гражданский иск к больнице о компенсации морального вреда.

Вам также может понравиться