В Москву из Милана приехал уникальный театр марионеток

Опера Джакомо Пуччини “Турандот” звучит на сцене Московского Твои в более необычные версии, которые только можно себе представить: его играют куклы, марионетки с помощью голоса Марии Каллас, Элизабет Шварцкопф, Николай Захария и других оперных звезд, исполнявших последняя Опера Пуччини на сцене театра “ла Скала” в 1957 году. Миланский театр марионеток CARLO COLLA & FIGLI принес невероятное шоу в Москве в рамках Шестого задней арт-фестиваль.

Театр марионеток CARLO COLLA & FIGLI почти 185 лет. Созданный в 1835 предков Эудженио Монти Колла — режиссер и художник по костюмам спектакля “Турандот”. То есть, на протяжении почти двух веков, из поколения в поколение, семья в Будущем занимался созданием музыкальных спектаклей параллельно с оперой. К сожалению, Женя, недавно ушел из жизни династии соответствовать прервал. Но театр продолжает жить, развиваться и выпускать новые спектакли. Здесь ставят не только оперы, но и балеты. В рамках проходящего Задний фестиваль итальянских художников, играли на Новосибирск, Россия, балет Чайковского “Спящая красавица”. Вернее, не артисты, а куклы. И не играли и танцевали. Те, кому довелось это увидеть, в полном экстазе.

Идея кукольного театра оперы и балета, родилась в далеком XIX веке, начиная с желания сделать оперу доступной бедным людям, которые не имеют возможности купить дорогой билет в Ла Скала, хотя и рад. Те, кто уже был в Италии, знают, как, когда речь идет об опере на музыку: в кабине у дальнобойщика звучит запись Лучано Паваротти, в деревнях улицы носят имена Верди, и Россини, и на площадях поют уличные певцы — тенор, лодки, сопрано. Поют не эстрады из репертуара с весом фестиваля Сан-Ремо, и арии из опер Беллини и Доницетти. И как поют! Так возникла один раз, в Милане, дважды оперы — проекта демократического народных масс.

Сегодня в репертуаре CARLO COLLA & FIGLI не только итальянская Опера, но и много русской музыки. Например, “Петрушка” Стравинского, “если ты из” Римского-Корсакова, и даже “Князь Игорь” Бородин. Первоначально, в театре существовали мастерские, где изготавливали кукол, шили костюмы, изготавливали аксессуары, парики, бороды. Так происходит до сих пор. Костюмы шьют своим студентам контролируют работу специалистов архивах театра журналах и дизайна. Куклы изготавливаются они сами, художники, куклы, невероятно красивые. Сцены, которые кажутся важными на рост 8-9 лет, но это оптическая иллюзия, в результате пропорции сценического оформления и “художников”. На самом деле, увеличение более высокий запястья не более 70 см. В каждый персонаж имеет 4-5 вариантов куклы разные выражения лиц, разная одежда. Шоу — густонаселенных. Особенно, где большая демонстрации. Например, в “Аиде” — более 200 кукол, и в “Турандот”, их около 100.

Директор театра Пьеро Corolla:

“В спектакле “Турандот” костюмов, сшитых по эскизам, которые утвердил сам Джакомо Пуччини в подготовке первой постановки этой оперы. Оказалась незаконченной — композитор умер в 1924 году, медицинские конца. Оперу поставили уже после его смерти — и тогда визуальное решение было совершенно иным. Но мы решили восстановить именно образность, которую он подготовил для великого Пуччини. Декорации Франко Читтерио, также опирается на идеи автора. Таким образом, постановка воспроизводит оригинальное видение автора большая Опера”.

И костюмы, и декорации, яркие, красочные, многоцветные, насыщенные характерным Китая в символизме — драконов, соцветиях, ест только маски, — поражают своим великолепием. Детей и составляют большую часть аудитории, не отрываясь смотрят на сцену и следили за развитием, хотя и призрачные, но трагического, не детский сюжет. Так внимательно, как слушают музыку, не самый простой для неискушенного уха. Но магия этого театра настолько велика, что дети попадают в некое состояние гипнотического. Тем не менее, то же самое происходит со взрослыми, которые в какой-то момент куклы перестали быть куклами и преобразуются в совершенно живых персонажей — с пауза, подходит Опера жанр хирургия для лица и тела. Был голос руки к небу, падать на колени, прижимают ладонь к сердцу или голове, и этого достаточно, чтобы выразить Опера страсти. Более, что из его уст звучат удивительные голоса гениальных певцов.

Пьеро Corolla:

“В спектакле используется не студийная запись, а “в живую”, сделанный во время спектакля в театре “Ла Скала” в 1957 году. Она не “Китай” — оставлена такой, как она есть, в режиме моно, с некоторые дефекты, вызывают… обращения аплодисменты”.

Но аплодисменты в записи и не на все из них. Зал наградил итальянских артистов в прямом эфире пусто. В носовой части кукольники вышли, заход на авансцену своих героев. Зрители ринулись к сцене, чтобы рассмотреть поближе. Возле них казались более живыми, что в глубине сцены. Может быть потому, что были представлены уже не персонажей, а самих себя? Устал художников, после сложного, чрезвычайно драматический спектакль, где выложились по полной.