В Белоруссии смягчат наказание по “антинаркотической” статье

Палата представителей Национального собрания Беларуси в четверг приняла во втором чтении поправки в Уголовный кодекс, который смягчает наказание за различные преступления в сфере незаконного оборота наркотиков. Парламентарии проголосовали за сокращение нижних пределов наказания по частям 2 и 3 статьи 328 уголовного кодекса Беларуси, сообщает “Интерфакс”.

Таким образом, будет снижен нижний предел наказания в виде h 2 (оборот, с целью продажи) от пяти до трех лет лишения свободы и 3 h (то же преступление, совершенное группой лиц, крупномасштабных или уже судим за наркотики), с восьми до шести лет лишения свободы.

“Сокращение нижних пределов наказания не является мерой для торговцев, но позволит судам применять санкции за границы”, – сказал член комиссии по национальной безопасности Палаты представителей Александр Богданович, представляя в парламенте проект закона.

В декабре 2018 года, во время рассмотрения проекта закона во втором чтении, депутаты приняли решение вывести из него запланированное смягчение санкций частей 2 и 3 статьи 328 уголовного кодекса. Смягчение ответственности некоторых наркотических средств, преступлений было исключено из проекта закона ни возражений принципиального характера некоторых государственных учреждений, включая Министерство внутренних дел.

Председатель Палаты представителей Владимир водится с тех пор отметил, что поправки, получившие широкое общественное обсуждение. “Но однозначного мнения на сегодня не существует ни в обществе, ни у депутатов. Поэтому надо больше работать”, – сказал пресс-секретарь.

Принятый в первом чтении нижней палатой парламента поправки в ст. 328 уголовного кодекса предусматривает снижение нижнего предела наказания в виде h 2 (оборот, с целью продажи) от пяти до трех лет лишения свободы и 3 h (то же преступление, совершенное группой лиц, крупномасштабных или уже судим за наркотики), с восьми до шести лет лишения свободы.

Уменьшение санкции, незаконный оборот наркотиков без цели сбыта (в целом потребителей) не было предусмотрено. В этой части статьи предусматривает ограничение свободы до 5 лет, до лишения свободы на срок от 2 до 5 лет. Верхний предел наказания за преступление, связанное с незаконным оборотом наркотиков, имеет 25 лет лишения свободы.

Родственники заключенных, и ряд защитников прав человека неоднократно критиковали назначение судами больших наказаний лицам, у которых были обнаружены, по их мнению, в небольших дозах для личного использования.

В период 2014 года, под действие 328-й статье за якобы распространение наркотиков, попадали в большинстве люди в возрасте от 16 до 30 лет. Тогда Беларусь наводнили дешевые синтетические наркотики, известные как “страна” и “смесь”, и в стране решили бороться с ними больших тюрьмах сроки. За последние пять лет по “наркотическим” статьям через колонию прошли от 15 до 18 тысяч подростков и молодых людей.

Различия между легкими и тяжелыми наркотиками, белорусский, Уголовный кодекс не предусматривает. Длительные сроки заключения можно получить не только за передачу из рук в руки “косяк”, или количество марихуаны, измеряемое в сотнях тысячных грамма (в стране ответственности за хранение марихуаны, например, не зависит от плотности вещества), а также из-за трудного учтен “намерение на продажу”.

Активистов движения “Матери 328” объявили голодовку на неопределенное время, требуя встречи с президентом Александром Лукашенко. По его мнению, поправки на смягчение действий “по борьбе с наркотиками” в статье, является недостаточным, пишет “Сегодня”.

Летом 2018 года, активисты материнской движение “328” уже провел две недели в голодовку и добились встречи с главой администрации президента. Тем не менее, их требования в течение одного года и не были выполнены, и председатель Верховного суда Беларуси Валентин Пол назвал голодовку матерей “вмешательство в правосудие”. Таким образом, в этом году, вернулись на крайние меры.

“Мы знаем, как проводятся операции в банках. Мы знаем, как и выше детей, как они приводят. Мы знаем, как в комитетах изготавливают эти вещи. И мы хотим сказать, что дети в течение многих лет мы не виноваты! – говорит участница голодовки Алла Берналь. – Вот они, эти сроки являются ужасными времени! Мой сел в 26, выйдет в 40 лет!”

Даже после окончания срока бывшие заключенные остаются маргинализированными и с трудом социализируются. Согласно рассказу, который участвует в голодовке Станислав Sbin, после освобождения из колонии был зарегистрирован в центре занятости, но за 1,5 месяца не мог найти работу, получив 158 отказов. Единственной причиной, было осуждение Станислава, хотя он имел необходимый опыт и получил 5 дипломов образования. Теперь Sbin работает барменом. Он также является членом организации по правам человека “Время действовать”.

Предпринимательница Елена Кузьмина приняла участие в прошлом году голодовку и снова присоединился к акции движения “Матерей 328”. Когда сыну было 25 лет, получил 9 лет колонии за 0,024 граммов марихуаны. Она говорит ему, что его сын осужденный “просто со словами: “Не было фильма, не было отпечатков пальцев, не было никакого аудио и видео, не было ничего”, – говорит Елена Кузьмина.

Она, как и другие матери, выступает за более эффективную работу сил безопасности по выявлению крупных торговцев наркотиками, произведениями, которые редко заканчиваются в суде. В декабре 2016 года в Беларуси вынесли обвинительный приговор группе лиц, которые представляли интересы крупнейшей сети по продаже наркотиков. В нее входили 17 человек, среди них бывшие сотрудники КГБ и МВД. Общий доход этой группы составил более 1,5 млрд. долларов. В январе 2019 года издания TUT.BY он сообщил, что один из обвиняемых, который в 2017 году, получил 8 лет колонии усиленного режима, уже видели на свободе.

Вам также может понравиться