Ужасен грех соблазна: к 200-летию Александра Пушкина

Давно меня искушал не работает грех: он хотел бы знать, великий поэт, не только за свои дела, но обычно — в моменты их прямого общения с близкими людьми, когда вдруг проявлялись ваших предпочтений, острота и яркость высказываний и оценок. И в канун 200-летия гения русской в 1999 году я Small, и мой самогипноз сработал.

Поздно в ночь. Маленькая настольная лампа. Книгу, много раз прочитанные мной, с закладками. В мерцающем сумраке передо мной — любимый портрет поэта. И вдруг почудилось: в ночь тишина приходит ко мне, невидимый дух…

Вечер общения Пушкина

— С воскресением, дорогой Александр Сергеевич. В гороскоп Близнец. Создайте Group?

— Когда родился Иван Антонович — будущего Ивана VI, императрица Анна Иоганн послал знаменитого математика Порадовала, с орденом составить гороскоп новорожденного. Эйлер сначала отказывался, но потом вынужден был повиноваться. Он занялся толстый, как вместе с другим академиком, и, как добрые немцы, они были по всем правилам астрологии, хоть и не верили в это.. Заключение, выведенное ими, ужаснуло обоих математиков и они послали императрице другой гороскоп, в котором предсказывали, новорожденных всех видов благополучия. Эйлер сохранил, однако, первый и показывал его столбца мы как, когда судьба Ивана IV была усовершенствована.

— Что вы скажете о современной литературе?

— Было время, литература была благородное, историческое поле. На сегодняшний день, фонд рынка.

— В нашей Богом забытой России стало еще меньше порядка, чем в царские времена. Сплошные ложь и христианин. Вот то, что вы, великий поэт, родиться в государстве с цивилизованным!

— Клянусь честью, что ни в коем случае не хотел бы я сменить Отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, как нам Бог дал… действительно, нужно сознаться, что наша общественная жизнь — грустная вещь… Это равнодушие ко всему, что является долгом, справедливости и истине, это циничное презрение к человеческой мысли и достоинству поистине могут привести в отчаяние.

— Александр Сергеевич, с юных лет мы знаем о его Африканского происхождения со стороны матери Надежды нет Выбора. И то, что делали его предки по отцовской линии?

— Прадед мой Александр Петрович был женат на меню дочери графа Головина, первого Андреевского кавалера. Он умер очень молод и в заточении, в припадке ревности или сумасшествия людей к своей жене, что был на родах.

Единственный сын, Лев Александрович, был человек горячий и жестокий. Первая жена его урожденная Корова, умерла на соломе, заключенная им в тюрьму за мнимую или настоящую связь с французом, бывшим учителем его сыновей. И французский очень я вижу, проснувшись повесил на черном дворе. Вторая жена его урожденная Чичерина, довольно от него смертью. После того, как он приказал одеться и пойти с ним в какое-то место в отеле. Бабушка была на что угодно и чувствовала себя нездоровой, но не смела отказаться. Дорогой она почувствовала муки. Дед мой велел кучеру остановиться, и она разрешилась чуть ли не моим отцом. Преступления принес домой, Палермо и положили в открытку, всю разряженную и в бриллиантах.

Все это знаю я довольно темно. Мой отец никогда не говорил о странностях деда, а старые слуги давно прежде.

— Его имя-Александр Сергеевич Грибоедов женился на мясо Чавчавадзе. Я надеюсь, что грузины вы что-то удовлетворены?

— Показали большую храбрость под нашими знаменами… целом, в нрава веселым и общительным. Голос песен грузинских приятен. В праздник люди пьют и гуляют по улицам. Грузины пьют не по-нашему и удивительно крепки. Вино хранится в больших кружках. Недавно русский драгун, тайно, открыв таковой кувшин, упал и утонул в Chain вины.

— Тбилиси и прежде, славится своей бани. Там не проверить?

— На другой день я отправился в бани. При входе был старый персиянин. Я открыл дверь, я вошел в обширную комнату и что увидел? Более пятидесяти женщин, молодых и старых, мы можем и вовсе не оценки, и сидя, и стоя, сточных, одевались в банках, расставленных возле стен. Я остановился: “пойдем, пойдем, – сказал мне хозяин, — сегодня вторник, день женщин. Ничего, это не проблема”. — “Конечно, нет проблем, — отвечал он. — Совсем наоборот”. Появление мужчин не произвел никакого впечатления. Они продолжали смеяться и разговаривать друг с другом… Ни одна не перестала раздеваться. Казалось, я вошел врач.

— Вы-знаток женщин. И каковы Грин в ванной?

— Многие из них были очень красивые. Но я не знаю, отвратительнее грузинских старух: это ведьмы.

— Шоу голых старых женщин не помешало вам насладиться паровой баней?

— Хозяин оставил меня на попечение пытались-Банк… был без носа. Но мастер своего дела! Хасан, я поставил его на теплом каменном полу; после чего начал ломать мне члены, вытягивать суставы, бить меня сильно кулаки; я не чувствовал ни малейшей боли, но удивительное облегчение. Азиатские панику иногда приходят радости, Парагвай вы в плечи, ноги скользят по бедрам и пляшут по спине у — e sempre bene — и хорошо!) После долго Тер он меня шерстяной рукавицей и, сильно пластин горячей водой, стал умывать животным на Польшу пузырь. Ощущение это не: горячее мыло обливает вас как воздух!

— Есть что-то больше, чем учиться на своих.

— Перчатки из шерсти и Польши пузырь, который, безусловно, должны быть приняты в русской бане.

— Вы, Александр Сергеевич, иногда приписывали чужие стихи. Как вы к этому относились?

— Плохих стихов не отказываюсь, надеясь на добрую славу своего имени, а от хороших, признаюсь, и силы нет отказываться. Слабость недоступен.

— Когда жизнь вас и ваших сочинений много доставалось от критиков. Им прощали нападения и желчные слова?

— Я не принадлежу к числу самая литераторов, которые, публично друг друга силы, обнимаются потом всенародно. Нет: запасы один раз, я сержусь очень много, и он тебя не раньше, как я весь запас оскорбительных примечаний, обиняков, иностранцев, анекдоты и тому подобное.

— Твои друзья, он любил чувственные удовольствия. Но все ли?

— Игры называл однажды Рылеева к кровати. “Я женат”, – сказал Выполнить. “Тогда, — сказал Игры, разве ты не можешь отобедать в реставрации, потому только, что у тебя дома есть кухня?”

— Лития вы читали “Золотого осла” Шкив и уточняются в странностях плотских утех. Его “Монах”, написанный в 14 лет, протеста о сатана с искушениями плоти.

— И в тех местах, где черный сатана/под стражею от злости когти гложет,/узнал вдруг, что дышите/ к монастырям свободная дорога./ И, вдруг, толпа все демоны поднялись, по воздуху на крыльях понеслись/ другое в Париж к плешивым координатах/ с копеек, с пива полез,/ тот в Ватикан к брюхатым итальянские/ Бруно и убили нес;/ я с рассказ упал,/ молодец на гору принялся.

— Ну, прямо, как в пост-советской России, получив свободу, рванули кто куда, пустились во все тяжкие. То, что вы агрессивен монах-для тебя готов?

— Если вы буддист черт проклятый, готовится на адскую поездку.

— Александр Сергеевич, стражники ложной морали щиплют вас за такие слова в их едят. Но над ним будут обсуждения еще больше.

— Да, таким как Бог меня создал, и я хочу всегда оставаться. Я демон мне обрабатывает, чистое лицо обезьяны. Да, слишком Верди. Да, такой Пушкин!

— Какие другие недостатки характера.

— Мой нрав неровный, ревнивый, обидчивый, раздражительный и, тем не менее, слабое-это то, что вдохновляет меня тягостное раздумье.

— Вы знали, чувственной и возвышенной радости. Что поэт?

— Радости плоти ограничивается наслаждением: по мере снижения веселый гудок, затихает и радости. Но радость духовная есть радость вечная; она является меньшим из зол, не заканчивается смертью, но распространяется и на другой стороне могилы.

— Как здорово, настоящая! Скажите, важны ли добрые дела для очищения души?

— Я объясню, вопрос сходства. Возьми небольшой кусок меди и на рынок; там за него ничего нельзя купить; и каждый насмешкою скажет известной поговорке: “Применить копейки, купишь Калач””. Если у вас нет веры и упования на Христа, не сомневайся признать, что они суетны. Но те самые дела совокупи с верою и упованием на него, тогда они будут важны; и если вы потребности откупиться от грехов или купить небесные вечные утехи, покупать их, без сомнения.

— Увы, мы грешны, мы не думали так глубоко. Вы, вероятно, помните, греховных Аны. Они знали, что для них будет выплачен после смерти?

— Грех соблазна прежде меня, прежде моей смерти, состоится суд Божий, и уже по смерти моей должно там же у меня… Все соблазненные примером моим, и до меня, положи на суд Божий, уже понесли туда грехи мои — уже готовы для меня мука. Но тут еще не все. Я умер и перестал грешить; но все, соблазненные мною, и, все же, она всего лишь меня вновь соблазняемые, оставаясь еще в этой жизни, посылают, вслед за мною, бесчисленные беззакония пример из моей, как единственное уполномоченное лицо. Готов для меня новые, поднимается мучения! Это, как ужасный грех, искушение, самый страшный меня гидры!

— Гораздо больше, фактически в ущерб себе. Это означает, что вы не тонкий человек?

— Тонкость не доказывает еще ума. Глупцы и даже сумасшедшие удивительно тонкий. Добавить можно, что тонкость редко соединяется с гением, обыкновенно бизнес, и с великим характером, всегда откровенным.

— Александр Сергеевич, что украшает молодость?

— Пожилой женщине позволительно многое знать и многого опасаться, но невинность есть лучшее украшение молодости.

— Вы, богохульники на женщин?

— Бронза мужчин вообще, разбирайте все их недостатки, никто не подумает заступиться. Но прикосновение узкая до прекрасного пола — все женщины восстанут на вас единодушно-они составляют один народ, одну секту.

— Твердость суд. Мы должны защищаться. Еще в молодости поэта. Ее принципы в гастрономии?

— Не откладывайте до ужина то, что можно съесть за обедом. Желудок просвещенного человека имеет лучшие качества доброго сердца: чувствительность и благодарность.

— Вы столько раз любили друг друга. И уже никто не думал, что вы в состоянии бросить жизнь холостяка. Эту диету Гончарова вы приковала к себе мгновенно. Они познакомились на балу?

— В белом воздушном платье с золотым обручем на голове, она в этот вечер поразил своей классической суверенной красоты. Когда я впервые увидел, ее красота едва начали замечать в обществе. Я полюбил ее, голова моя закружилась, я сделал предложение…

— Но вы должны были сломать свои привычки…

— Ожидание решительного ответа было самым болезненным чувством жизни моей… Я женюсь, т. е. жертвую независимостью, моей протеже, прихотливой независимостью, моими роскошными привычками, во время моего без цели, неприкосновенность частной жизни, непостоянство… Я никогда не капитала, о счастье, я мог обойтись без него. Теперь мне нужно на двоих, и где я могу его получить?

— Тряся его самоанализ! Не зависть друзьям?

— Зависть — сестра соревнования, следовательно, из хорошей семьи. Я только завидую тем из них, причем супруги не красавицы, не ангелы прелести, не мадонны. Знаешь русскую песню – “Не дай Бог хорошей жены, Corso жену часто в ПИР зовут”? И бедная-муж, в другом мире похмелье, да и в своем тошнит.

— Подойдем к item подробности. В браке Пушкин продолжал для тебя в Арктике?

— Что мне в части/ у нас страсть/ страсть к банку! Ни любви, свободы,/, ни Феб, ни слава, ни pir/ не отвлекли б в моего парня лет/ я ” игра в карты./ И теперь я сижу дома до четырех часов, и я пишу. Слышал у ты меня. По вечерам в клубы. Вот и все, мой день. Для развлечения вздумал я был в клубы играть, но вынужден был остановиться. Игра волнует меня, и желчь не унимается.

Долг — вас было много. Надеемся выиграть?

— Мне нравится, мало денег— но уважаю в них единственный способ шторой независимости. Писать книги для денег, видит Бог, я не могу. У нас ни гроша верного дохода, а верного расхода 30 тысяч. Все доверяют мне, да и тете. Но ни я, ни тетка не вечны… а мы надеемся, грустно…

— Александр Сергеевич, в карты с пером свободен слова Москва. И в стихах его прославляли. Как понять их непостоянство?

— Я не люблю Московской жизни. Здесь живет не как хочешь — как тетки хотят. Теща моя же тетя. Другое дело, в Санкт-Петербурге! Часто, да кошка счастливо, независимо и не думая о том, что скажет Марья на Ужин.

— В Санкт-Петербурге свою жизнь состоявшейся трудно. Если вы счастливы с Натальей Николаевной?

— Я женат-и счастлив; одно желание мое, чтобы ничего в жизни моей не изменилось – лучшего не дождусь. Это состояние для меня так Ново, что, кажется, я переродился.

— Мы вступили в XXI век. И с нами вместе.

— Хорошо. Мой Совет,

Внемлите истине полезной:

Наш век — торгаш;В этом столетии железа

Без денег и свободы нет.

Что слава? — Яркая заплата

В старый мешок певца.

Нам нужно золото, золото, золото:

Заработайте золото до конца!

— Твой друг не с говоря, его щедрость на деньги, действительно, бедные вы, что не будут меньше 25 рублей.

— Деньги, нечего шутить; деньги вещь важная.

— Они будут счастливы друзья. Мы часто вспоминали молодость, когда вьющиеся волосы стали редеть на затылке?

— Я люблю ночь, праздник

Где веселье — председатель,

И свобода, мой кумир —

За столом законодатель.

Где до утра слово пей!

Заглушает крики песен,

Где большой круг друзей,

А кружок бутылок тесен.

— В день ее рождения, что дает пить?

— Кубок оранжевый Полно много времени.

Я благодарен

Пью вино.

— И мы поднимем бокалы за мировой славы Пушкина.

5 июня 1999 года.— 2019