Современный русский язык умирает: как его спасти

Необходимо посвятить себя полностью нормальным-то же самое

Язык-это власть.

Ролан Барт

Падение языка влечет за собой падение человека.

Иосиф Бродский

Русский язык сегодня-это мертвый язык, он не порождает новых слов. В то время как английский изобретает каждый год сотни и сотни этого не сделал, наполненный свежим смысл старых понятий, непрестанно, поэтому упражняясь, ремонт, поддержание себя в форме, развития их цвет модели — на основе собственного словаря, русский словарь, почти сто процентов пополняется путем заимствования из английского языка. Я не помню ни одной собственной, возникшей в последние годы слово, а не “сказала его”, и то, mot — чисто разговорный. Отказ от саморазвития-главная тенденция современного русского языка, свидетельство его постепенного смерти, что после “значения” перестает быть “живым”, как и во времена В. Даля.

фото: Михаил Ковалев

Ярким показателем этой тенденции является то, что уже забыты исконные русские конструктивных, заменяет “вау”, “УПС”, “бла-бла-бла” и т. д. И конструктивными, так как это первый принцип языка. Кроме того, на уровне “кажется” — жесты, также доминирует взял жест, то, что известно как “фак”. Это показывает, насколько глубоко заимствования проникают в элементе голос совести. Даже плохих слов моды, в основном собранные на английском языке.

Что еще хуже, поворота (а не “этого не сделал”, как иносказательно называл своей популярной газеты, перечисляя новые слова 2017 года) вытесняют создали словарный запас. Контент — содержимое set — набор динамиков, встречи, коуч — наставника, обратной связи, реакции, смеси — смеси, панк розыгрыш, поиск — поиск головоломки — головоломки, комнаты — продажа, Амбассадор, Вестник, к лицу — менеджеры по персоналу, Модератор — ведущий связь — связь, расположение, место творчества — творчества. Под влиянием английского языка изменения происходят на чисто русские слова: вместо “должности” — “позиция”, “единство” — “разделение”, “ноги” — “ноги курицы” и “пробел” заменяется на “отверстие” (в стоматологии).

Префикс “de” смещается “на один раз”, post — “после”, “крест” — “через”, “super” — “сверх”. Чисто русской превращается в “индийской” модели обучения ключевые слова (“парковка” себе “парковка”, “обучение”, вместо “тренировки”), кредиты, будут переписаны на английский манер — “профиль”, вместо “профиль”, “Офер” вместо “предложение”, “франшизы” вместо “франшизы”, “Lab”, вместо “у плиты”.

И это касается не берегу моря или офиса, речи и языка средств массовой информации и официальных документов, вот некоторые примеры: “ДИСКУССИЯ: “машину без как образ жизни”. Выберите ваш модный лук. Замужем, и одежда всего в два клика. Прибыльный Мартин начинается с нас”. “Документальный файл с уроком, в Чили и винтаж”. М. Фридман — шиллингов свою одежду”. “Боди-позитив. Молодая мать дала общественности может тебе тела Camera”. “Слэм также часто сопровождается стейдж дайвингом и каждый ребенок”.

Дети приходят в школу, где со страниц учебника родной речи льется ложь: “Богатство русского языка позволяет нам точно передавать всевозможные образы и мысли в своей речи”. Это ложь, потому что сразу выходят в коридор, где есть полка для “кухни” (передача книг), и висят объявления, называя его записаться в кружки “на каком языке” (большой) и “за шум” (пэчворк).

На заседании Совета воображение отношения Путин называет русский язык природной, и духовной network”, и его помощники говорят об измене и тенденций в спешке на кофе-брейк. Когда я спросил, почему “coffee break”, а не “кофе-брейк”, как между 5 и 10 лет, мне кажется, что второй вариант является ритм, язык, соответственно, люди современные говорят, что только “кофе-брейк”. И поэтому цитата из Гоголя в учебнике — “Forex драгоценности нашего языка: что ни звук, и подарок; все зернисто, крупно, как жемчуг, и, право, иное название еще рецептов большинство вещей” — звучит, как грустная насмешка.

Русский язык не является престижным

Русский язык де-факто отказ от использования своих богатств, их язык перестал быть источником новых слов. Произошел отказ от объектом, является превратив его в объект не менее восьми экспозиции. Кроме того, язык не занимайтесь, предпочитая принимать и переваривать остатки английском языке, а не изобретать свой, что, в свою очередь, ведет к дополнительной слабости и неконкурентоспособности, в пренебрежение к нему с уважением. Словарный запас “секонд-хенд”, пожертвование странные одежды ничего, кроме презрения, не вызывает, и англичане, и американцы, неприятно, удивительно, языковой “Карго-культ” русских подражателей, которые напоминают им, на тебя-Варшава советской эпохи, хватающих за рукав.

В результате русский язык на современном этапе становится одним из бесчисленных страниц, то есть, болгарский смесь английского словаря и грамматики русского, что-то вроде возникала или Трапани. Возникает “смесь французского с Нижегородским”, но только более трагическое по своим последствиям. Если нынешнее поколение считает фразу “в чем здесь Пойнт”, “у меня есть Experience” своего рода игра, бравадой, уже следующее поколение, воспитывающееся на этом словарный запас, считает, подобное словоупотребление в норму.

Английский язык воспринимается как норма, как язык более высокого социального и культурного развития государства. Русский же связано с трудностями обучения, не является престижной; выражение культуры, М. Эпштейн, “язык”, “стыдится себя самого”. В сознании фиксируется колониальной зависит от уровня русского языка, его пространство Society. Произошла лингвистическая капитуляции. Как и в Советском Союзе единственные перед иностранцами, глядя на них, как на полубогов, и сегодня мы втаптываем в грязь.

Но языковой вопрос-это вопрос национальной безопасности и престижа. Во всем мире проблемы языка и топонимики являются приоритетными в строительстве государств и Наций. В XIX веке и чешский, и финский были обездоленных крестьян наречия, которые образованы чехи и финны не знали и презирали. Ни Сибелиус, ни Галлен-Calle a, ни Бар, ни Маннергейм по-фински, не говорили. И Сметаны и Дворжака плохо знали по-чешски. Но усилия небольшого числа патриотов за короткое время, литературные языки были возрождены, и фактически созданы заново.

Кемаль Ататюрк своей трансформации, начавшийся с реформ языка, которые были изгнаны арабский-персидский поворота, потому что в его письменного варианта была неудача большинства населения. Перец славянские языки (чешский, словацкий, Словенский и т. д.) с безопасности, вводя этого не сделал, в результате чего чужеродные слова, в противном случае, он будет представлен в виде насыщенных сестра она моя примитивных диалектов. Классический немецкий, кстати, почти не содержит заимствований, почему это так трудно учиться. Казахстан еще в 1991 году, он говорил название населенных пунктов, из Кореи, в борьбе против смеха и отход от кириллицы, видя это ее стратегическая цель. Можно напомнить о том значении, которое придают этому вопросу языка на Украине, как они там борются, хотя и похожа на мою, по du режим. И писатель Андрей CRC уже заявил, что “Украина должна сделать русский язык своей культурной собственности” и что “украинский и русский также должен стать инструментом борьбы против самодержавия и всего того, что сегодня ассоциируется с “русский мир”.

В России угрожают национальной идентичности, историческая преемственность. Растет культурный и языковой разрыв с русских классиков, что становится неудача нового поколения, в котором утверждается, что предлагают страницы. Увеличивается также разрыв между языком в столице, и в провинции, в глубине России перестает понимать тусовка Москвы, что может иметь трагические последствия недоразумения. В текстах по умолчанию, иностранные имена пишут почти исключительно на латыни, разрыв кириллица. В Черногории и в Сербии подобные тенденции уже привели к почти всеобщий переход на латиницу и отказ от кириллицы.

Пренебрежение язык, нажмите нежелание создавать новые слова и значения с помощью словаря, готовность некритически принять любой английский слова и термины, без малейшей даже попытки перевода, приводит к неспособности противостоять давлению из-за рубежа. Под угрозой — язык суверенитет. Важен также вопрос о культурном разнообразии, которая исчезает в контексте глобализации и доминирования английской культуры.

Даже в порно не осталось в нашем родном языке

Современную эпоху стремительных изменений во всех областях естественным образом создает спрос на новые слова и понятия — в Интернет-сфере, экономики, развлечений и т. д. Но эта цель, процесс вхождения в случайный, состояние, мы на три голоса области. Вместо облегчения разработки богатого и выразительного русского языка на самом деле серьезные с я не знаю как языкового том говорит, или, по крайней мере, не обращает внимания, не придает значения. Через 20-30 лет, большая часть реальности, которая нас окружает, состоит из новых понятий — технический и остальной прогресс быстро!) будет описано исключительно на английском языке слова. И если раньше, уже не было необходимости “машина”, “затылке” и “специальные”, но был заменен “паровоз”, “пароход” и “самолет”, завтра “вертолеты” и “локомотива” уже не будет — даже существующий “разоблачение” убил “Трутень”, и нового ничего не придумывают, потому что стыдно.

На сегодняшний день, объективно, дал ему роль Патрисия, и плохого качества. Английский язык же рассматривается как эталонный язык, язык, мы, в который был написан текст. То есть, русский есть низкий использования, а английский-для высокого, отношения между ними, как между русским и вещи в в Чебоксарах. Возьмем Интернет, наиболее динамично развивающийся сегмент связи. Почти все значимые имена доменов Рунета английском языке, которые ориентированы на аудиторию — Warheroes, Gov.ru, Kremlin.ru (!). Или мы возвращаемся в центр-имен — как новый дом, так Towers в название, или какой-нибудь Family Park. Существует опасение, что что-то назвать по – русски- новый продукт или магазин. Русский язык воспринимается как препятствие бизнеса, отсюда все эти бесконечные и нецензурные coffe4you. В современной Москве в центре уже трудно найти плакат на русском языке. И не оставляет устойчивое ощущение, красит, когда вы посмотрите на все эти модные надписи на латинице.

Или здесь есть какой-то способ редактирования запускает хэштег — happylines, предлагая богатым, как (!) читатель, писать о счастье! Почему не strokischastya? Стыдно за родную речь? А названия средств массовой информации? Беру наугад Яндекс-Zen — Aftershock.news, Dailystorm.ru, Travelask.ru, Dayonline.ru, Topnews.ru и, как апофеоз, — пародия на наследство “Колокол” — The Bell. Герцену, говорил в основном по-французски, и в голову не могло прийти, назвать свое издание La Cloche. Даже семейный и уютный, русский “Слон” была переименована в “Republic”, по-видимому, иностранцы, и не приведите мне одежду почти. И то, что звучит в эфире? “Радио-light”, “Love радио” и “радио” передают “Drive-show” вместе с “Drive-чат”!

Если в спорт weightlifting назвали “тяжелая атлетика”, в “power ” атлетика”, как замена powerlifting’не долговечны и через пару лет. И там были оси шорты дорожек лесных, сноуборды, быстро исчезли “роликовые доски”. “Погружение” заменил “Дайвинг” и “Дайвинг” — “дайвер”. На его лице даже в системе подсчета очков, были заменены число россиян — “Secure”, а не “сотка”, например. Репортажи с зимних Олимпийских игр резали слух комментаторы состязались между собой, кто лучше знает английский “double-смешанная” вместо “смешанные пары”, “продление”, и так далее, так что “ski-сервис” уже никого не удивляет. Не “школа” писать Маврикий.

В психологию идут те же процессы, — автобус, пенсию, стану дядей. Не в состоянии люди, даже не пытаются перевести соответствующую специальную литературу на русском, превращая язык плохие переводчики в дизайн. Кинотеатр, поп-музыка — “выпадения” вместо “следовать”, “саундтрек” вместо “дорожки” и т. д. В этом контексте, что-то я открыть “отмените” и “State” уже кажутся приемлемыми.

Надо понимать, что в нынешнем чудовищное искажение русского языка маленькие люди виноваты меньше, чем ученые, и великие мира сего. Ну что взять с рок-экскурсионного бюро, выступающая в группе ждать “шаттл”, в котором она знать о “челнок”? Что взять с дурака “редактор”, пишет о “Центр исследования геноцида и сопротивления (а не “сопротивление”) жителей Литвы”? Он Groove заработной платы и незначительным образования. Что взять с наставником водительские права, открыл “Васин драйвинг скул”, то ничего плохого, хочет выглядеть иностранцем. Но вот чиновник, выдающий лицензии, может и призадуматься.

Гораздо более опасным, в шаговой общественности, подчеркивает нам, что ничего не происходит, не происходит, что язык все позволяет вмешаться в процесс, не бесполезно. Это ложь. Стоит помнить, что на Западе активизируется языковая политика в наших глазах так же, в английском языке в последние десятилетия претерпел значительные изменения (введение обязательного he/she, замена председателя председатель или chairwoman, например) как результат сознательного и активного меньшинства. Таким образом, ссылка на то, что эта область не подлежит контролю, родиться в. Возражение, что “люди более комфортно”, а также основу — никто не обращал населения ” вариант “галстук” вместо “бегают”. Анализ то увидишь что изначально и безальтернативно. Когда в США, изобрел новый вид бизнеса, то придумывают для него и новое слово — co + работа = coworking. В русском языке вместо того, аналогичный процесс (с + работа = галстук), не задумываясь сумеют — “бегают”. В то время как на французском официальный термин для этого бизнеса cotravail, в Интернете: — cotrabajo, Каталонский — cotreball, в Индонезии — kerja bersama. Как уже отмечалось, переводчик Горбачева Павел Дворце, современные Бари требуют перевести и передать дословно — чтобы все звучало, как у американцев, перевести на русский язык, это ужасный позор для бизнеса. Дело дошло просто до национального унижения. Прага езда на родине сумочка (!) стала называться “божественного”, потому что говорят на русском языке – неуклюжий, засмеют, как снега, нужно в иностранный манер.

Вместе с корейский яркий пример-это “замуж в”. В Интернете: — Прокат автомобилей. Французский — Autopartage. По-фински — Yhteiskäyttöauto. В посмотрите на — Autodelen. Шведский — Bilpool. Даже на литовском — Dalinimosi automobiliu paslauga. На русском, естественно назвать “автором”, или вот здесь появляется слово идеальный телефон, но используется только как трюк рекламы, как торговая марка, в голове российских предпринимателей, а так же из-за понятия, что его ничего не может придумать, что замуж в проходит безальтернативно.

Нам говорят, что Интернет и компьютеры без заимствований из английского никуда, и по-другому быть не может. Хорошо, мы проверим. Возьмем, веб-браузер, теперь названный как “навигатор”. Французский — Navigateur web, на английском языке) — на веб-Браузере на португальском — веб-Браузер и т. д. Файл — немецкий — Datei, на французском – Fichier (информатика) в русский — Файл (информатика), на турецком — Dosya, по-фински — Tiedosto. Даже на иврите это “кодек”, и ничего — Израиль без “файла” занимает лидирующие позиции в компьютерном мире. Компьютерная мышь каким-то чудом не был “музей”, однако, все еще впереди. Ввел тот же “экран”, “экран”, чтобы все звучало, как у них. А китайцы вообще живут без Интернета, и что у них “Голландии”, и ничего — “в три” с триумфом шагает по миру, вместе с “Lenovo” и другие.

Уборщицы стыдно называть себя на русский, якобы, при условии, что, в советское время, они хотели, чтобы его имя было “техническим”, теперь “читать мой”, говорят, мы занимаемся не чистки, и “Klingon”, является одним из “геймеров”, и свои “стрелялки” — “будет моим”, “ужастики” — “кончить тебе”. Но в “высокой” науки — вместо “я вышел из” месяца mot “коллайдер”, в то время как во всех европейских языках, установки не называется на английском и на родном языке — тяжелый, collisionneur, colisor, zderzacz, Speicherring, collisore, Çarpıştırıcısı.

И меню фастфуда? “RIP-ролл”, “счастливая тысяча”, “Пати-Баскет”, “Юниор-обед”. Их владельцы не знают слова “креветка” или “корзина”? В жизнь школы вошли “опекунов”, “для всех”, “говори”. Гей убил синий, div для сети я хочу”, и это привело к исчезновению большого количества хорошо русские слова и выражения на гомосексуальное сообщество, сделанное в XX веке. Даже в порно не имеет ничего русского, только “раз ты”, “меня”, “удача”, “который из”. А где же хваленая Турецкая Приштина словарный запас? Уже не существует.

Когда фермер выиграл крестьянин

Обман с себя не начал в перестройку, когда белок слово “фермер” вместо “крестьянин”. Тех, кто хотел бы возродить традицию родной деревни, стали насильно записывать как “фермеров”, как если бы в России не знали единоличного сельского хозяйства. Бедный Столыпин! Знал бы он, то увидишь что “вырезать”, ” какие будут правители России! Только сегодня на рынке видел вывеску — “Фермерские продукты Рязанской области”, а не “крестьян”! Но ведь до 90-х годов “фермеров” существовали только в странах, говорящих на английском языке, это слово также используется для придания национального колорита, а также немецкий “bauer” или ” арабский “ткани”, и сегодня уже можно прочитать о “фермеров” в Древнем Египте и Месопотамии. И после того уже были “ваучеры” и “бизнесменов”, а не “предприниматели” (как Бизнес, Живет и Гора существовали до 1917 года, без “дела” не ясно).

Не будем забывать и о ненужных сама себя, ввода в оборот/, например, английский. Например, “полный диктант”. Это “всеобщий диктант”, на самом деле. В 25 лет, и снова поговорить с кем-нибудь бы случилось. Слово “total” будет плохо для И под влиянием английского, где total является очень распространенным стало возможным. О какой грамотности можно говорить, если организаторы диктант же полный невежда. Типичный пример, ненужный расход Англо-самому себе — “монстр”. До 90-х годов это слово используется в русском языке крайне редко, и монстр, который переводится как “зверь” (loch ness monster, был понедельник монстр). Но когда за перевод toon-поймали не знает, любителей, монстры полезли все щели, и после них — “ссылки”, “конкуренция”, “дивергенция”, а остальные КС. В английском, кстати, в XVIII веке был период, когда язык знал тяжелые сама себя, но с тех пор там превзошел, и только у нас они считаются признаком высокой культуры.

Надо понимать простую вещь — введя очередной анализ, не есть ничего не добавляет к богатству английского языка, но мы сократим богатство русского. Приветствие “hi” и тем, что кажется нам в сотни и сотни миллионов раз в день из Вашингтона в Канберру, и что это “Привет” исчезает с каждой “опадают”. “События” будут говорить на Северный Полюс в англоязычных странах, и “событие”, нигде, кроме России, не выбросят. Оригинальность языка, и один словарь-это его самое большое богатство. Это не уставали повторять эти не совпадают, ни в других людей, как Солженицын и Бродский.

Часто можно услышать — “не лезь к людям, что говорить, как хочет”. Но дело в том, что он заставляет нас говорить на языке, офис-планктон и хипстер — смотрим, как плохо знают родную речь, беспощадно их рядом. Поскольку условие существования единого общества — поддержание спать рано, языка. Или мы должны реагировать на уродливый волк жаргоном, или, как мы делаем стандарты, богатый и выразительный язык.

Надо понимать, что “простой человек” не считает родной речи, значение. Он говорит, что идет по пути наименьшего сопротивления, и, не задумываясь, “я” — как “я”. И что такого? Но это приводит к тому, что язык в кратчайшие сроки деформации чудовищные формы. Примеров тому множество. Взять англичанина, который, попав под влияние французской, фактически, потерял характер. В Персидском языке после арабского завоевания до 60% слов-заимствованы из арабского, так же на японском, в отношении китайский. Скажут — но на сегодняшний день, английский язык доминирует, и иранцы с японцами не влияет. Но дело в том, что русский-это уже развитый литературный язык, в то время как англичанина, и другие не были, и доминирование языков хозяев означало, во всех случаях, решительный разрыв с культурной традицией. То есть, в результате смешения русского и английского, может возникнуть новый язык. Но это не язык Пушкина, Чехова и Платонова, как язык Шекспира не имеет ничего общего с языком “Шар”, язык Омара Хайяма — языке “Авесты”. Другими словами, появление английского языка в качестве гибридного языка, прошло много времени, до Чосера и Мильтона.

Не стоит забывать, что изменяются поворота фонетический и орфографический режим языка. В них нет звуков, как “с” или “d”, с “b” и “b”. Важно понимать, что перед заимствования для них на русский манер. Так Teller “создать блюдо”, кольца — “рынок”, “купить” — “деньги”. Если сегодня верить в “портфель” или “бегают” — “хор”, это было бы так плохо. Но это же не происходит, сегодня они улавливают дословно.

Идея о том, что перевести на русский, не может быть, раньше сильно укоренился в России, что даже гуманитарной интеллигенции не может думать иначе. Я вспоминаю его стадии споров с писателем Деннис Радость и литературоведом Мигель-Паулу. Оба отстаивали горячо “бегают”, заверив, что “галстук” звучит мерзко, нелепо, абсурдно. Почему в других странах, европейских и не-европейских языках “бегают” переводят, так объяснить и не смогли.

Защита языка — вопрос политики

В целом, дискуссии в facebook привели меня к выводу, что существует три категории, которые против желания сохранить независимый язык.

1. “Раньше”. Они видят в ENGLISH поощрения спать, они Запад, следовательно, любая попытка отстоять самобытность русского языка воспринимается ими как препятствие на пути прогресса, движения в лучший мир. Они вынуждены сидеть здесь, в Race, но у них есть клятва, и нейминг, и это им нравится. Социальный состав этой группы широк — это и все, типа в прошлом, хиппи, рокеры, торт, люди находили себя чем-нибудь в ряд палитры. То есть, люди в США, которые видят в Соединенных показывает должного мирового порядка.

“Индивидуалисты”. Их раздражает любая попытка научить их говорить. Как правило, это небольшие проигравших, таким образом, что компенсируют свое собственное ничтожество. “Да, я никто, но я буду говорить “на хорошо” и “фейк”, и никто мне не запретит”.

Самая многочисленная группа — “оппортунисты”. Их мотивация проста: “весь мир движется в сторону США, почему нам нужно этому противостоять? Один в поле не воин. Порки губы не но это так”.

В результате сегодня в Российской Федерации-это типичное государство третьего мира, как Фиджи, на что местные жители с энтузиазмом узнают английские названия, думая, что именно в этом и заключается приобщение к цивилизации. Знать в разного рода отец доминирует презрение к нашим родным языком, что вы хотите связать отсталость и невежество, и прежде, чем надписи на английском языке аборигенов пускай os зависти и радости.

Чем это грозит — не трудно себе представить, приведу пример. Уважаемый чеченский журналист Руслан Караев пишет: “мы (в Чечне. — М. к.) очень низкие языки и культуры. Люди используют мы живем не как сами это язык выражений, восклицательных знаков и украли уже все, я делаю ряд и порядковые числительные русского языка, перестали говорить слова, что означает “вперед”, “назад”, “вправо”, “влево”, названия цветов радуги — все на русском! И на глазах у всех сотрудников. Ох, лучше поймете, где Бассейн, что в доме”. Но в то время как чеченцы, язык прячется русский язык, последний же снизилась под давлением английском языке, так же, что русские воруют новые слова от него.

Тем не менее, недовольство полностью критикой задолженности растет, и все больше и больше пробивается в социальных сетях, в СМИ, в повседневной жизни в семье, общения. Текущий лингвистики дарвинизм-выживание наиболее приспособленных, является неприемлемым. Русский язык объективно Мэри в, находится в слабой позиции, то ему нужно помочь, защитить, защиты хрупких родной культуры или вымирающие виды животных, импортированных извне, вытесняют ее. Требуется ясную и последовательную концепцию языковой политики.

Было валютных проституток, и в Варшаве, когда перед футболка с английской надписью подогнулись, и Кипр тащили “вещь” и другой выход “хайры”, потому что ненависть к себе я вышел из, закончилась. Теперь можно спокойно заниматься нормально-то же самое без каких-либо комплексов и фобий. Время стабильности должна соответствовать языковой политики автономии и чувства собственного достоинства.

Вам также может понравиться