Современники проводили Галину Волчек в последний путь: театр осиротел

“Современный” попрощался с его арт-директор, со своей матерью и в целом — Галина пулей. Один из последних, декабря день, с небольшим снегом, был последний день их пребывания на этой земле. Как в Российской столице я видел в последний путь к этой Великой женщине, в репортаже “МК”.

фото: Геннадий Черкасов

До свидания, Народный художник СССР начался в ночь на субботу на отпевание в храм на Софийской набережной. Гроб с телом оставался на одну ночь в храм, а утром отправился в его родной дом в чистые пруды.

За час до официального открытия “Современника”, вся труппа собралась на сцене, сидя рядом с могилой. По нему бегут картины жизни Dolce, что является синонимом слова “театр”. Театр-это его жизнь. Не жертва, не подвиг, а просто жизнь. Большой, сложный, интенсивный, с прибыли и убытков.

Первой тишину нарушает актриса Елена Мотив, начал вместе с Dolce “Современный”. Это был крик души, гроба, все. И уже никто не говорит. Молчание, ожидание.

Между тем, официального входа начинают собираться люди. Большую часть этой части бульвара оцеплена. Людей пропускают через рамки металлоискателей. В театр пока не может пройти.

На двери есть семьи иностранцев. – Это старый знакомый Галина Dolce Норвегии, Эмми Саттер. Она приехала в отпуск к детям и внукам, и упал на похоронах подруги. “Мы познакомились более 40 лет назад, когда я приехал сюда, образуются в Московском государственном университете. Меня интересовал театр. Особенно “Так” и “Современный”. Галина-очень хороший человек. И я ее очень любил”, – вспоминает Саттер.

Люди начинают работать в малых группах, через две стеклянные двери на центральный вход. Сразу к двери подходит молодой человек с охапкой цветов. Также за границей. “Мне пришло Рождество для русских друзей, актеров, — говорит Генри Рот, студент французского Института театрального искусства. — Они мне рассказали, о своей трагедии, а потом всю ночь показывали фильмы, фрагменты спектаклей. Я понял, почему русские так любят. Это большая русская женщина. Data, красивая, талантливая”.

В это время за кулисами появляется струнный оркестр Спивакова и занимает свое место на сцене. В холле, прежде чем купить нарядили елку. Сегодня покрыл черный платок. В зале на большом экране архивные фотографии меняются кадры, видео испытаний, где Галина Dolce — живой, твердый, красивый.

Зал быстро заполняется людьми. Ближе к сцене — деятели культуры, актеры. Дальше — поклонники творчества Dolce. , Что деньги строго определяют вступил в близлежащих местах. Хотя это не помогает. Всего за несколько минут, не остается ни одного свободного стула. Люди стоят в проходах, на балконах, у сцены. Она утопает в цветах. Любой может загружать на могилу и попрощаться с Галиной Dolce.

Будет Гармаш открывает траурную церемонию. Первой берет слово заместитель председателя Правительства РФ Ольга Гол.

— Галина Dolce сможете привести в искусство. Было исключительной гражданской и творческой позицией. Трудно себе представить, “Современный” и без него. Но без Dolce он не будет существовать, потому что на каждого субъекта, каждой театральной работы.

Актеры пока не осмеливаются подойти к микрофону. Молча кладут цветы, обнимают сына Dolce Денис, будут направлены, его жену Екатерину и уходят за кулисы. Там Александр Олешко-говорит “МК”, что Галина Борисовна закончил свою жизнь, позволил в первый год театральная играть с артистами на сцене.

Я не играю на сцене ближе друг семьи Майкла Съем. Его Галина Борисовна звонила второй сын, и он принимал активное участие в организации церемонии прощания.

После 15 минут молчания на сцену поднимается ректор Школы студии МХАТ Игорь говорит только:

— Мой друг умер, мама. Я завидовал, когда он сказал: “я пошел к маме”. В определенной степени, родителей наших друзей заменяют родителей тех, кто ушел раньше. Я вас очень люблю. Школа-студия гордится тем, что он. Другими словами, не лезьте. Это близко, семейное горе. “Расположение-и до свидания.

Следом речи, что собирает Александр Захаров, он потерял отца, в течение 3 месяцев:

— Удивительным образом переплетены судьбы моего отца и Галина DIY. Они родились в один год, в тот день, когда его утверждали в идти от партии на должности клянусь. И ушли в один год. В Год театр.

Последнее “прости” пришли сказать, что не только актеры, но и политики — Сергей Лавров, Александр Кубов, Евгений Герасимов, Михаил Вытащил, спортсменов, недалеко от Drive с Dolce, — хоккеист Владислав Это и тренер Татьяна Тарасова. “Я даже не знаю, за что она меня любила. Что бы плохого я ни проходил, я сразу побежал к ней. Мне очень повезло, что меня отделяет от нее все, что всегда отрицал. Спасибо тебе, Галя, в моей лично жизни, жизни каждого из нас”, – со слезами на глазах говорит Тарасова.

На сцене появляется Максим Галкин:

— У нас много лет дружбы, но я не выглядела потерянной и грустной. Сегодня Кристина здесь, Филипп, брат мой. Здесь должна быть Алла Борисовна. Но она очень поднялось давление. Она физически не может быть здесь. Спасибо, что были его бабушка для наших детей.

Три часа люди постоянно кладут цветы на могилу. Сергей Гармаш объявляет о конце церемонии и приглашает тех, кто желает поехать на Новодевичье кладбище. “Ушел великолепная семерка: Ефремов, Dolce, Толмачева, это Делается, Достоин, Кваша, Табаков. Теперь все они соберутся в верхней части”, – заключает он. На некоторое время зал молчит, а потом встает и долго аплодирует. Гроб выносят из зала под звуки марша. Затем актеры. Многие не соблюдают слезы. Галина Dolce будет похоронена рядом с Марком Сахара. Парадокс жизни на ваш выбор: Dolce и Захаров назначен клянусь, что в день, в течение многих лет, и теперь они рядом.

На Новодевичьем кладбище, вся аллея в Вены с помощью ленты — “Галине Борис и…”. Могила в пределах периметра смотрел черный, туго натянутая ткань. До той же глубины. Там мягко, тихо, по одной полосе опускают гроб закрыт. И только слышны удары о землю, которые бросают на гроб этот самый большой и мудрый, бесконечно сильный характер и мягкий Галина Dolce.

Голос, слова, слезы, венки с лентами, огромные букеты, и скромные, на последние деньги купленные, бутик… Но приходит и охватывает все сознание, что, как и прежде не будет. Никогда! И никто, как она, не решит проблем, не Price, не спасет. Что будет? Как жить театр? А что еще? Холодная, неуютная тишина…

Вам также может понравиться