Скандал вокруг объединения Волковского театра с Александринкой оброс кляузами

Каждый месяц страсти вокруг объединения двух старейших русских театров – я Вернулся из Ярославля и Александринский в Санкт-Петербурге, только набирают обороты. Совсем недавно общественность была шокирована, выход Валерия Фокина, священник Александр, секретариат Союза театральных постановок, и теперь он является партнером, клянусь, что я Вернулся театра Евгений Марсело обратился с необычным меню в Владимир Среднесрочной. Сообщение, как считают многие, скорее напоминает Клауса, что документ серьезный.

Это документ, дом будет в распоряжении журналистов из Ярославля. Это письмо от художественного руководителя Volvo театра Евгений Марсело министр культуры Российской Федерации Владимир Среднесрочной. В нем гуру заявляет, что “серьезные проблемы природопользования”, а также “атмосферу нетерпимости”, которые появились в команде после прихода директора Алексея Турции и его заместителя Валерия Рейн.

Автор письма министра считает, что театр-это ситуация прямого противостояния между директором и работодателем. “Наиболее профессиональная и востребованная часть коллектива театра, приняли идею объединения, теперь контрастирует с общественным мнением жителей и руководства области, – говорится в письме Марсело в Среднесрочной. – Театр-это серьезная реклама потери, а также директор формирует негативное отношение к политике Министерства культуры и лично министра”.

В качестве возможного варианта разрешения ситуации, в прямой оппозиции Евгений Марсело просит Владимир Среднесрочной приостановить Фому Турции в адрес театра и временно возложить обязанности директора на него, “чтобы в течение одного месяца представить для согласования новую кандидатуру Генерального директора”.

“МК” связался с заместителем директора Volvo театра Валерий Россия за комментарии, сделанные Женя Марсело обвинений.

– Это все ложь, – сразу сказал Валерий Рейн, комментируя опубликованное письмо. – И в отличие от Жени, я могу это доказать. – Не скажу, что это письмо было для меня неожиданностью. В последнее время, я не могла объяснить некоторых поступков Женщин. Но все равно я считаю, что лучше сказать все в лицо и при встрече, так и не очень. Потому что в противном случае, похоже, что это как ущерб.

Конечно, я прочитал письмо. И могу с уверенностью сказать, что это ложь. Для меня дико было слышать, что я и наш директор мы делаем какой-то тип, чтобы пролить. Да и эксплуатировать имя Валентина Владимир Терешковой, помогает наш театр в течение десятилетий, это отвратительно! К моему глубокому разочарованию, уважаемый, у меня творческий человек, вдруг допускает такие заявления, в которых он и сам не понимал ничего, и не заметите ничего.

– И вы готовы предоставить доказательства обратного?

– Я могу подготовить подробный ответ по каждому из пунктов этого меню. Но самое главное, я не понимаю, что хотел сказать, это письмо. Знаешь, я был у меня в школе, и у нас такие, дай нам сделали темной. Может, это жестоко, но сработало.