Сибирь полыхает: кто разрушил систему лесной охраны

В результате пожара в Сибирь потянулись добровольцы-волонтеры из Москвы, Санкт-Петербурга и других городов. На добровольных началах в группы принимают также в виде оборудования и необходимое оборудование. Как всегда, отсутствие власти у народа в свои руки. Ребенок-инвалид — за тома, люди утонули-сгорели — мы поможем. Конечно, это очень важно. Это доказывает, что мы, несмотря на то, что мы-люди, способные сострадать чужой боли. Но, все равно, главным гарантом безопасности людей должен быть статус. Миллионы людей уже живут в третьей недели в нечеловеческих условиях в горящий дым завесу, и правительство уверяет нас, что тушить пожары ты не.

Фото: aviales.ru

 

Если вспомнить предысторию, крупных пожаров, мы вернемся в 2007 год, когда российское правительство утвердило новый кодекс Лесного хозяйства, по сути, уничтожив службу лесной охраны. Рухнула вся система вещей, которые они сами выращивали лес, его вырубали и оберегают его от вырубок и пожаров. В его кабинете было авиации и пожарных, я развязал, что в любой момент могут быть установки в опасной зоне. Слышали ли вы когда-либо об этом, 30 лет назад, является очень популярной, можно сказать, элита профессии – “летчик-наблюдатель”. Это человек, который может контролировать процесс тушения пожара с воздуха и выполнения функций пилота. Он сам принял решение высадки пожарных-парашютистов в очаг пожара.

Говорят, “банок” и десантников сейчас есть, только их сократили в десять раз. И текущая зарплата от парашютиста, который прыгает из самолета в лесной пожар, и не могут прыгать обратно (завод тогда, как и вы), составляет… пять тысяч рублей в месяц.

Чего хотели достичь авторы Лесного кодекса в 2007 году? Говорят, что идеология тогда была: передачу функций мониторинга лесов федеральных служб региональных максимальной доставки лесных арендаторов. Оставим все, что понравится в лесу, берут на себя и роль учителя. Регионы в управление для проведения таких хозяйств стали выделять деньги.

Тем не менее, тот факт, что в коде забыл, как должно быть понятие “лесной охраны” никто не имел в виду, и о защите все благополучно забыли. Лесники и уже не нужны были, не платили зарплаты, люди оказались в подвешенном состоянии, и вскоре все начали бегать.

Это было только после 2010 года, когда шлак можем пожаров пришел в Москву. Тогда лесной охраны на региональном уровне, вернули. Но деньги в необходимом количестве, не определены, как в областях и имеют свои отвечу организации, являются очень слабыми, миллионы гектаров леса горели каждый год, в руках лесников к ним не приходили.

С каждым годом изменения климата, стихийных бедствий стали более жесткими, площадь пожаров выросли, и правители сделали вид, что у них все в порядке. И что делать: признаться в собственной беспомощности – уволены. Но пока они делают вид, что все хорошо, они еще мало выделяют денег. И это замкнутый круг…

В 2015 году, практика не тушение” пожаров (вопрос, почему это ты очень для нынешних чиновников) решили легализовать. Просто привели законодательство под практику. Сразу же подоспел приказ Минприроды России № 426 от 8 октября 2015 года “О внесении изменений в правила тушения лесных пожаров”. По его словам, лесные угодья были разделены на две зоны: зона леса, охраны, тушить всегда и зоны контроля. Последняя категория лесов следует вдали от населенных пунктов и экономических значимых объектов. В ней упали на 49% водно-болотных угодий, почти половина! Заботиться о ней нужно, но решение о лишении принимать только в случае, что ответственные региональные власти считают необходимым. И если урон от огня будет меньше вреда, затрат на тушение, то блюдо, не. Интересно, в котором были зафиксированы повреждения существующих пожаров, региональные органы власти Красноярского края, Иркутской области, Якутии? Как только в дензнаках? О жизни и здоровье людей, по-видимому, даже речи не шло.

Наконец, произошло то, что произошло. Теперь одна надежда на природу, все ждут дождей. Общество делает выводы и правители обижаются, общественных организаций, которые защищают интересы регионов. И за что обижаться? Может быть, сейчас, хотя больше денег выделять на тушение пожаров, и вам не придется больше нести людям чушь, что “лесные пожары, которые извлекают выгоду из” и “Сибири, как правило, дышать дымом”, который сказал на днях один из губернаторов.

В этой ситуации сущность и страх потерять кресло предал всех правителей, за исключением, возможно, мы можем и. Отвечу организации Московской области ” за счет двух порядков лучше, чем другие, и после 2010 года. Страшно то сильно: “В Кремле дыма не должно быть!!!”. Хотя, в соответствии с мы можем пожарной охраны, в 2019 году, который был очень тяжелым и для Московской области, денег едва хватает. В результате пожара, который произошел в я видел его с и Вернулся районах пылали от 3 тысяч гектаров леса, и ты их 300 человек. Говорят, за неделю выполнили работу. И теперь сравните это с концентрацией пожарных в Сибири, где на 3 млн. га и насчитывает 3 тысячи человек. Получается в сто (!) раз меньше, чем в Московской области. Представляете, насколько там запущена ситуация.

В целом, для лесов в России не горели, правительство должно в любом случае проанализировать понятие экономической эффективности его тушения, а не тебя отдать – вернуть полноценный лесной службы охраны во всех регионах.