Робот в спектакле “Зловещая долина” заставил зал оцепенеть

Тема искусственного интеллекта уже не одно десятилетие будоражит пытливые умы ученых и любителей нет папа. Андроиды, гуманоиды, аватары — все эти некогда китайском языке персонажи уже завоевали свое место в нашей повседневной жизни. В то время как роботы занимаются уходу за престарелыми людьми, испытывают самолеты, такси и красивый великолепную возможность иметь секс с андроида, швейцарский режиссер Штефан Упал создает моноспектакль с роботом в главной роли. Как машину собрал “соль-out” в Театре Наций, наблюдала корреспондент “МК”.

В новое чудо технологии пришли смотреть в основном молодежь. Правда в том, что атмосфера нового пространства Театра Наций, предлагает, скорее, современный экспериментальный театр, в котором к обычным формам. Организаторы просят заранее сделать команда проиграла — шоу идет на английском языке — и рекомендуют использовать для назначения бар:

— Мозг я конкретно, — предупреждает меня девушка с бежевый “администрации”. — Поверьте мне, это лучше, чем смотреть, когда расслабился слегка…

Следуя всем инструкциям, мы поднялись в небольшой зал, который напоминает аудитории для проведения конференций: здесь — ни за, ни украшений, произвести впечатление сцена находится на том же уровне, что и первый, рядом, остальные ярусы, как такой трибуны. На самом деле аудитория. Даже стоит проектор с экраном.

И вот, кажется, и лектор… Когда в зале не осталось свободного места, мягкий луч прожектора выделяет высокий человек в темно-синем сравните, на ужин брюки и модную обувь. Он вальяжно располагается в кресле и с лукавой улыбкой глядя на собравшихся. На столике рядом — стакан воды, и включает ноутбук. “Наверное, режиссер, я думаю. — И робот должен Pocket позже”.

— Меня зовут Томас Мелле. Я писатель. И у меня биполярное расстройство. В общем, я немецкий, но общаться мы будем с вами на английском языке. Если, конечно, не против, — произносит профессор и следом просит обратить внимание на экран. Именно в этот момент, вдруг, поворачивается на 360°, и все они явно видят, что в задней части головы “писатель” семь дыра, и из нее кабелей и единицы измерения информации. На экране появляется настоящий Томас Мелле, человек. И перед нами — ее робот-двойник, который не только имеет внешний вид писателя, но и жестами, мимикой, голосом. Становится немного жутко.

— Извините, что пугает вас, — продолжает робот. — Для этой цели даже есть название. Японские разработчики определили как “зловещую долину”…

Это и есть название шоу. Только теперь, став фактически частью научного эксперимента, понимаешь его смысл. Уже в 1978 году японский ученый Масахиро Мори выяснил, что более андроида вызывают у людей чувство дискомфорта и страха. Такой необычный эффект и был назван “зловещей долиной”. Невольно начинаешь ловить себя на мысли о искусственный интеллект и восстание машин. И тем не менее, не остановить, чтобы увидеть на сцене.

Робот в спектакле "Зловещая долина" заставил зал оцепенеть

В самом деле, чем ближе его Разглядываешь, тем менее привлекательным кажется, что это пять. Андроид идеальной симметрии в лице, мягкую и слегка Мелани движения, и характеристика машины звук. Не, что он выглядит как человек, но гуманоид не может стать идеальной заменой вида homo sapiens. Больше в театр! Хотя недавно было трудно себе представить, даже терминатора в кино…

А пока, Томас Мелле — точнее, голос Томаса Мелле — это ответ на обеспокоенность ученых уже не одно десятилетие. Что делает человека человеком? Может ли человек познать лучше всего через призму робота-двойника? Различают ли человек мужской на своих ошибках, и если робот может ошибиться? Что чувствует, оригинал, копия, берет инициативу в свои руки? Как легко запрограммировать себя, и в меру праздновали мой должен создать наши андроиды?..

Все, что похоже на международной конференции TED, где ученые, публицисты, писатели, общественные деятели рассказывают о своих “идеи, достойные распространения” (девиз проекта). Только, как правило, лекции читают люди, и теперь это делает машина, запрограммированная людьми.

В течение часа (то, что длится шоу) и почувствовать, как изменить вектор воздействия на зрителя. Уже не смотришь, как android подходит человека в среде, и смотрят на тебя, создателей спектакля (режиссер Стефан Упал, и автор текста Томас Мелле). Как быть искусственное влияние на людей: становится, если (то есть нас) не сам по себе, или мы забываем, что герой-это…

Кроме того, биография Томаса помнят трагическую историю жизни одного из первых исследователей искусственного интеллекта Алана Тьюринга. Этот английский математик посмертно награжден орденом Британской империи за заслуги в области криптоанализа, и огромный вклад в развитие методов взлома немецкого кодирования машины Enigma, и в жизни он, как многие англичане, и люди того времени, с нетрадиционной сексуальной ориентацией, страдал от неприятия себя в обществе и подвергся принудительному лечению, что опускаться до самоубийства. “Чтобы победить собственную панику, я веду себя, как машина, – рефреном звучат слова Тьюринга через весь спектакль. — Как машина… машина… машина…”

Час спустя, свет вдруг ослепляет в собрании. Шоу, конференция завершена. И вот тут возникает когнитивный диссонанс: а надо ли аплодировать? Овации — премию артистам за их труд, и здесь, перед нами, – это существо без души и чувств, это всего лишь копия человека. Кто-то пытается аплодировать, но как-то неуверенно. Кажется, что человечество еще не готово принимать андроида на равных условиях. Особенно в театре.