Распускающий театр Николай Коляда: “Артисты идут в курьеры, грузчики”

Печальная новость пришла сегодня. Любимый зрителями Коляда-театра 7 июня и уходит в бессрочный отпуск. Об этом сообщил его основатель, знаменитый драматург и режиссер Николай Коляда. Причина до боли проста – нет денег. Нам удалось вызывать Николай Владимирович, и вот что он мне рассказал.

фото: Евгений Семенов

– Репетиции у нас пока идут”, – говорит Коляда, – Говорю артистам: “куда пойдете? Константин Тони принять письмо, на своей машине развозить заказы по Интернету. Платят семьдесят рублей за один заказ. Господа, выдающийся артист, снимался в кино, играет как Бог, он будет работать курьером. Кто-то говорит, что идет грузчиком. Кто-то скажет: “Ну и что?”. Да, это как в советское время говорили, если балерина день был возле машины, и вечером, Танцуя, будет быстрой.

– Вы просили о помощи в Минуту или в администрации Свердловской области?

– Обращались и в Министерство культуры и губернатору. Сказали: поможем осени. Знаешь, есть анекдот: лошадь перестала есть. Сначала бросала, потом привыкла, а потом сдохла. До осени дотерпим. Я буду жить. У меня есть его пенсия – 17 тысяч рублей, по крайней мере, зарплата в театре института. Но мне так обидно, зараза, за своих актеров! Как у Толстого: “пили, ели, исцеление звали; попили, поели – Прощай, здоровается!” Сколько мы пели Екатеринбурге и быть вам область всему миру: в Израиле, Румынии, Польши, Франции. И когда плохо стало – “пошел ты, кому нужны”!

– Но вы, тем не менее, продолжает репетировать

– Последний спектакль “Трамвай “Желание”,” мы играли 27 марта в Международный День театра на 49 человек. Затем cps позвонил и сказал: “шоу, и штраф миллионов людей”. Мы перестали играть. Сидели около десяти дней. Художники начали мне писать: мы больше не можем, почему мы, будем репетировать. 7 апреля возобновились репетиции утром и вечером, в масках, измерял температуру. Каждый день я спросил: “Вы пришли по собственной воле? Я тебя не было”. Все ответили: “По своей, если заболеем мы сами виноваты”. За эти два месяца мы сделали пять спектаклей.

– Сегодня многие театры показывают свои спектакли в Интернете. Отказали. Почему?

– Мне не нравится онлайн. Театр-живое дело, и трансляции через Интернет – ерунда. Хотя, если бы не помощь людей, мы не длились. В течение двух месяцев, что никто не был уволен. Все они получили примерно ту же зарплату, что и раньше. Когда мы работали, то заработали в день от 20 до 60 тысяч рублей, играл 60-70 спектаклей в месяц на двух площадках. Компания большая – 38 участников. Все были заняты, все счастливы заработать деньги. Сейчас отдал все деньги: от 12 до 30 тысяч.

– Многие люди в театральном мире, помогли вы?

– У меня слезы текли, когда Александр кто-То направил свои сто тысяч рублей. Помогли Дмитрий Бэтмен, Григорий Заславский, Сергей Федотов театр МОСТ. Руководители различных театров пишут и говорит мне: “Коля, скажи мне номер вашей кредитной карты”. Люди посылают по сто, двести рублей. Пишут: “Прости, что так мало”. Я понимаю, что они отрывают последнее, и это знак: старик, держись, все будет хорошо. Художники понимают, что в театральном мире нет почти, и готов помочь.

– Значит, еще есть надежда, что Коляда-театр возобновит работу?

– Пока я оставлю вас в бессрочный отпуск без сохранения содержания. Знаете, в феврале я обратился в правительство Свердловской области, для театра взяли на бюджет, понимая, что это трудно для меня, чтобы перевернуть.

Пришел в театр вице-губернатор Павел CRC, экс-министр культуры области. Мы проанализировали все финансовые бумаги, посчитал. Он спросил: “Сколько нужно?”. Потом он сказал: “Мы будем, осенью, до ее решения. Театр будет наполовину частной, наполовину общественной”.

Через десять дней упал коронавируса. В нашем Minutes предлагают: “Поставьте всех на бирже труда”. Только вот пробиться на рынке труда невозможно. Нужно собрать тысячу бумаг и отчетов. Более в состоянии, у меня только пятнадцать человек, а остальные на контракт. Вот выйдут вперед и получат полторы тысячи рублей. Митя Мозговой Союз театральных деятелей, сказал, что он написал письмо в правительство, что надо помочь частные театры. Мне сам театр не один такой, и, как море. Они просто боятся властей: кто-то что-то не видеть, в общем, кислород заблокировать. А мне что бояться?

– Что бы вы сказали своим зрителям?

– Своих зрителей, я всегда говорю, что любовь-это действие. Если вы искренне я люблю и мой театр, помогите в этой сложной ситуации. Потом приходит осень, и скажите: “a christmas carol, у меня сейчас нет денег”. Мы уже в первом ряду мало, подарки, купаться в. Если нас когда-нибудь откроют, мы все заставили. Невероятно, спасибо людям. Каждую минуту, что у меня Боракай телефон: 50-100 €, и сообщение: “Держитесь!”.

Вам также может понравиться