Опубликована последняя, пронзительная речь Галины Волчек

Галина Dolce больше нет… Она умерла в первый день Рождества, будучи в Православной вере и женщин еврейского рождения. Неделю назад сказал 86 лет, и начал жить своей 87-й год, думая только о будущем времени — о предстоящих премьерах, художников. Время Галина Dolce остановилась, и это еще не может поверить, не может быть терпимо. Теперь будущее для многих и многих неопределенным.

Еда в “Современник”. Только так, до Нового года, чтобы заглянуть в любимый театр. Даже я ничего не знаю. Вдруг Звонок, и радио голос мастера Галина Барселона — Жени Кузнецовой: “Марина, верните директора”. Не понимаю… Но кажется, я начинаю понимать… Как? Не может быть!!! Это может произойти с любой вещью (поскольку все мы, в конце концов смертных), но не с Dolce, не. Даже если вы находитесь в больнице, если в коме искусственной, как объявили врачи, Хорошая больница. Потому что Dolce — птица-Феникс: возрождается, казалось бы, невозможное всегда становится, потому что есть чистые пруды”, там “Современный”. Она, ее ребенок навсегда.

Чудесное возвращение было в начале июня, когда Год B (так его называют за кулисами), я вдруг стал тяжело дышать, задыхаться, попала в больницу, перенесла операцию, но каким-то невероятным образом уже в августе месяце был “молодым”, и даже голос знаменитого сплит-почесаться голос детства, не зазвучал устало. “Я видел мои ноги? — спрашивала она. — Как в молодости сталь, нет отеков больше”. И первого октября, в день рождения своего учителя и основателя театра, открыл следующем сезоне “Современник”.

И вот я вхожу в “Современник”. Антракт. Зрители смеются, кто-то спешит на работу, чтобы поесть в буфете. Еще не знают? Скорее всего. И художники? Вечером 26 декабря это, вероятно, самый радикальный спектакль “Современника” — “Анархия”, современная английская пьеса о стареющих рокеров. Миша Ефремов, Дима Певцов, Вася Использования, Маша Селена. В первом акте, что еще не знают, что произошло непоправимое…

И уже, как неделю назад, только неделю назад, здесь была совсем другая картинка. Веселый — день рождения лечит. Ни в официальных, ни в день рождения — потому что хотел, чтобы Галина Борисовна, таким образом, официально объявлено открытие Новой сцены, после ремонта. На этот раз, в зале только его сын Денис с женой Катей, актеры, и не все избранные друзья, в зале 200 человек, человек сорок, не более.

Галина Борисовна, в кресле, сидит в центре первого ряда. В ней новый роскошный пиджак, цвет розовый-черный, с счет ткани все нити. И по-другому она и не может быть она же модница.

В свой 86 день рождения молодые артисты играют в честь своего исцеления — бьюсь об заклад, смелый и полон любви к ней. МакЛахлан в вечерних платьях на балконе поют артисты на сцене, почти у ваших ног на ведро воды наливают из бутылок, я шампанское — не колбасой. Резко срывают с рубашки и от шампанского.

Опубликована последняя, пронзительная речь Галины Волчек

Этот Brocade изменится абсолютно спокойной, из фрагмента, и все построены в рассказе Чехова “Никогда”. Не изменил ни одного слова, только Плавают сделал Рычаг, и этот Рычаг в виде небольшой Северный девочек поднимается, тесно но когда крест мало платком, готовится скатиться вниз с крутой горки. И с сильным то бонус, и с сильным жуть как страшно… Всего одна неделя отделяет жизнь от смерти. Так был или не был?

И талантливая Даша Белоусова в роли девочки Галилея трогательна, и ни она, ни никто из собравшихся на Другой сцене d. например, у G. b. (так называют Dolce за кулисами) еще не знает, что это его последнее выступление перед принес клятву, и, действительно, мать.

Да, она-мать искусства. Не мамочка, что Suzuki и директором слезы-сопли, слышит их крики, а именно матери, которая, как спина, как Родина или есть, или нет.

Мать может вписаться в работу, и наказать, но не бросит, поможет, научит, как жить…, Потому что мать же была разработана и прошла крутой маршрут своей жизни, заплатив за него немалую цену. Когда закончится вклад, она скажет, имея в виду художников. И это будет последнее в жизни публичное выступление.

– Ты-лучший молодой компании. Остальные… они пускай живут, царствуют, не знаю, что еще делают… Но вы — чудо из чудес, что, таким образом, может сформировать команду.

Я каждого из вас, и вы это знаете, люблю, горжусь, кактус вы. И если есть во мне, какие грехи, они только связаны с этим.

Мне говорят: “Это ваш любимчик” — “Да, животное, но животное может быть любым, что так любит свой театр, свой дом, друг друга и место, где мы родились, живем, болеем за все, и где бы, то было бы лучше. Но сегодня мы ценим и любим то, что есть”.

Спасибо за все. Я ненавижу номеров — вы это знаете. Я не знаю, сколько Бог мне даст счастье, не только любить, как я люблю — активная любовь.

Но я верю, что Бог будет всегда как коллектив, как ратуша, счастливыми, быть вместе. Вы считаете, что я вас очень, очень, очень. И теперь я в первый раз… встать… перед вами.

Медленно, но очень уверенно встает со стула. Для всех это стало сюрпризом. Ему аплодируют, кричат ему “Браво”, как много раз кричали “Браво” актрисе Галине Dolce, блистательно играл в театре и в кино. В качестве режиссера, который оставила война культуры свои невероятные силы, истины, эмоции, тепло и яркий финал театральные работы. И есть и будут гордостью русской театральной школы русской сцены.

Опубликована последняя, пронзительная речь Галины Волчек

За свою Обычную историю”, что появляется Общественная премия, и приз будет первой камерой молодого театра. И более – невероятные “Двое на качелях”, “На дне”, “Бригада”, “Три сестры”, “Крутой маршрут”, “Три товарища” с мощной объявление на тему время в котором мы живем…

Не будет больше художников, тех, кто воспитывал и учил, на сцене жить в истине, быть в глубоких, обширных и сложных в ролях, уникальные, мы не сможем индивидуальностей Марина И Елена Яковлева, можно понять Хаматова, Ольга Дрездене и новая поросль “Современника” — Илья Лыков, Виктория Романенко, Шамиль AMT, Дарья Белоусова, Дмитрий Sole, Клаудио Корона…

Более сорока лет Dolce стоял у руля “Современника”, сумев сохранить и без потерь пройти через трудные времена социалистического застоя, с его запретами и цензурой, из-за быстрого революционного вод, выравнивание и запутанным, часто мутный отец так.

Она не позволила его театр корабль никогда не сбиться с курса взял еще в 1956 году молодой, никому не известный за исследование, основанное Олегом Ефремовым и его ученики. Он не позволил ни уронить и не запятнать свою репутацию сомнительного отношения тумане работ.

Опубликована последняя, пронзительная речь Галины Волчек

То, что ему это стоило? Никаких слез и страданий были его ночи? Нам известно только ей самой. Но огромное чувство ответственности, данное ей от рождения: не за себя, за других, — позволил устоять, сохранить себя и театр. Что еще так может?

Воля, не характер, и ответственность за все это Галина Dolce. Эти два больших и постоянных его качества, как число Пи, крепко держал крутой театральный путь, и все, кто в него вступил.

Это, безусловно, время, блок, лысину, личность. Но весь этот набор, по-видимому, терпеть не может, чтобы монументального искусства, состоит из множества тонких деталей, нюансов. Dolce — женщин, Dolce — мать, Dolce — другу… И о каждой можно рассчитывать всегда.

Не просмотр, не был, не участвовал. На фронте, но сам по себе. Скажет немного, но, как и приготовься. Если вы делаете — действий. Знал, как священник, как ребенок, которому все будут говорить. Не любительница выставлять чувства напоказ.

И только слабость детей его измены, обнаруживала сентиментальность природы Dolce. Всю стену в его острый офиса — фото детей-актеров и друзей. Малайзия позирует, держась за нее, то, что звонит бабушка.

И вот этот страшный день-26 декабря 2019 года, произошло на 87-м году жизни. На сцене происходит последний акт “Анархии”, и только художники знают, какой ценой им отвязный, хорватский, такой неуместный сегодня текст.

За кулисами театра, и все, как будто Сицилии. В кабинете лечит собрались, Сергей Гармаш, режиссер Игорь Попов, секретарей, помощников Галина Лодке. Говорит тихо, решают организационные проблемы.

Похороны, отпевание, прощание, панихида… Боже мой, как грустно, эти слова не вяжутся с Галиной Корабль, который неделю назад сидела за столом, смеялся вместе со всеми и жил в одиночестве в будущем, премьеры, новые записи… И лена Гвоздя есть, что сказать, и ты Красивая предупредить, а еще позвонить, посетить, познакомиться, поговорить о театре, что-то с кем-то…

Сережа Гармаш выходит на сцену перед закрытым занавесом.

— Я скажу слово, в котором он сам в это не верю. Художники очень просят прощения перед вами, что не может в данный момент выйти на поклоны. Во время шоу, умер сегодня Галина Борисовна Dolce, наш художественный руководитель, наш учитель, наша мать, наши сердца и сердце этого дома. Я понимаю, что мы, пожалуйста.

Зрители встают и долго, долго, долго аплодировали.

Вам также может понравиться