Николай Балбошин: «Воспитывали, как Корчагина — он шашкой рубал, пока не ослеп»

…Николая f. — настоящая классика. Во всех смыслах этого слова.

И потому, что он Олимпийский Чемпион, 5-кратный Чемпион мира, 6 — Чемпионат Европы (если потерял счет — извините, Fedora, слишком вы выиграли!) тогда, когда греко-римская борьба была классической и, когда заработали хорошо, порвал со своей техники, и не просто из-за того, что Protocol.

И потому, что именно у него учились и учатся до сих пор. Не только трюки — для того, чтобы стать второй Мяч, однако, не является реалистичным в любом случае. Но и умение преодолевать трудности. Выиграть, несмотря на то, что все и все против тебя.

Он и сейчас борется с теперь моя и болезней. Большинство из них — оттуда, из большого спорта, как память о победах, которые добывал, несмотря на травмы. А некоторые — “подарок” от врачей. Тем не менее, уверен, что в любом случае победит. Потому что это классика…

фото: Алексей Лебедев

В редакции “МК”.

■ ■ ■

— Николас f., в дней будет отмечать 70-летие очередная Дата, чтобы делать какие-то промежуточные итоги, вспомнить все хорошее, что было. Так начался спортивный путь олимпийского чемпиона? Тогда, уже, что в 60-е годы выбор был небольшой — или на улице, или спорта.

— На улице я в спорте и привело. Пацаны старшие судебные, были лет 15, и нас, по десять. Взял один день, один из них-кирпич и кинул в меня, попал по голове. Я даже на мгновение сознание потерял. Кровь на снегу. И подошли к ним, окружили. Почему я хорошо запомнил, как они смеялись: “смотри, родит! И спустя некоторое время пришли его брат Володя в каток. Другие хулиганы там ерунды, оставили во мне шайбу. Хорошо, что попали не в человеке, а на улице не. Ногу ты можешь, подошли к ним и ногами избили. Брат вмешался, он был. Именно после этого они стали думать, как выбираться. Купил гантели, начал поднимать. И когда они чувствовали, что набрались сил, вы решите зарегистрироваться в классической борьбе. Володя, взяли без отбора, и я пришел поздно и был слишком тонкий. Тогда с едой были проблемы. Для матери всегда первая задача-накормить своего отца, он является кормильцем семьи. И то, что будут есть дети, мало волновало. Nazaret отцу картошки на сале, а я не могу, сало на дух не переносил никогда. Ну, остался голодным, никого не трогает. И это мой-то тренер попросил меня сначала подняться по канату без ног. В 13 лет я не мог. “Не имеет ничего, что после этого нужно сделать в нашем салоне”, – сказал он. Я все еще чувствую, как будто вчера было. После он сказал, что я нашел, воспитал…

— Это когда вы уже стали-Чемпион мира и Олимпийский Чемпион?

— Представьте себе! Пришел к нему в будущем Олимпийский Чемпион, и он его выгнал. Я был с природой и не пробовал. Но потом, тренер передал через своего брата, чтобы я приходил. Были сломаны, я немного, конечно, но ни один из других разделов не было рядом.

— Отомстили затем “Пан Американ”, что тебя избили?

— Были, как угрозы для них, то я им передал: я надеюсь, вы. И вечерней школы специально ходил там, где обычно сидели. Никто больше ко мне никогда не подошел. С этого момента я уже был очень сильный.

— Это природа его тогда взял или все-таки все его работы?

— Сначала блины были, мой брат и я каждый день делали комплекс из 10 упражнений для развития силы. Все время увеличивали вес, который подняли. Пол дома чуть не проломили, соседи очень ругались. Потом я думаю, что еще упражнение придумали, связали повязку, и тянул по очереди двумя руками, в сто раз. И так два раза в день. В результате, молодые люди, что я боролся и победил всех за счет физической силы. И когда взрослые прошлое, там мужчины тоже были физически сильнее. Но дышала слабым. Я, в Коста-дай знать, в чем, они падали на колени. Говорили, что в гардеробе некоторых даже тошнило.

— Один из вас бегал…

— 67-м, я выиграл первенство СССР среди молодежи. В первом бою встретился с серебряным призером прошлого. На минуту, я положил его на ковер. Дальше я зарабатываю на всех, я Чемпион. После трех месяцев проходит для каждого учащегося. И, опять же, на первой встрече я с тем парнем назначения уменьшает. Только раздался свисток, поворачивается и уходит через весь зал. Я представляю себе, проходит время. Я смотрю на судью, а он спокоен, как будто все хорошо. Теперь рассказываю, тебе я не могу поверить, что это возможно. Я побежал за ним. Догнал уже на улице, схватил за руку и потащил обратно. Всего. Свисток. Он опять ускользает. Второй раз принес. Он посмотрел на трибуны, а там одни ноги, все упали на спину и Regal смеха. И у меня слезы текут от бессилия, от своей наглости. После третьего свистка он снова уходит! Снова на улице поймали. Но, в конце концов, встречи, на которой было зафиксировано ничьей. Никто не верит в меня, до сих пор, что она могла быть. Тогда я сделал выводы и поднял ленту, обучение.

Николай Балбошин: «Воспитывали, как Корчагина — он шашкой рубал, пока не ослеп»

■ ■ ■

— А какой соперник для вас был самым тяжелым? Или, может, неудобно?

— Василий Меркель Воронежа. Пять раз чемпионом СССР и выиграл три Олимпийские деревни. Я ей спартакиаде народов и потерял. Который зарабатывает 10 баллов, сунул руку еще тянуть. Почему? Только хотел положить его. Ну, в общем, и там судья тоже помог… Но три раза я, однако, ты, когда встретились. Недостатки, которые было, да. Длинные руки. Я ничего не мог сделать, но физической силы был огромный. Но всех соревнованиях за границей, всегда теряется. Там еще и психология нужна, нервы. В целях прекратили принимать.

— Я и Женя в Россию-старший, отец знаменитого хоккеиста, боролись…

— И почти всегда отмечает. Когда я армии служил, меня стало тошнить бороться, внешний вид и запах. К тому времени у меня уже были права, и я решил пойти работать в такси. Восемь месяцев уровень, отключается полностью. И после этого меня потянуло снова возможность бороться. После возвращения резко, результат, кстати, был, по-видимому, и тело, голова и мне нужен был перерыв. И здесь мы в Россию поехали на турнир собрались в первой же встрече. Потом я сказал точку потерял. За победу остались бороться я, Мартин и украинский. Женька с ним боролся за утро, и я шел ночью. Я на своих соревнованиях, я знаю Картриджа. Хотел поздравить, думал, что это было первое место, был занят. И Женька махнул рукой: да, потерял, и в чистом виде. Ну и я вышел, и так это украинский стадию, что чуть не убил. Наконец, после поражения в котором, я стал первым. Но это был единственный раз, что я потерял. Затем перешел в тяжелый вес и там стал чемпионом мира.

За восемь месяцев работы таксистом у вас, вероятно, масса историй накопилось?

— Несколько интересных случаев было, да. Один раз в Москве в ночь начали атаковать таксисты. Сидят мужчина с женщиной на заднем сиденье и просят принять Магией дороги. И тут меня останавливает пара на Кутузовском, и просит принести Магией. Я сразу насторожился, хотя мне по барабану тогда было, сил, что ли, было бы достаточно, справиться с ними. Еду, попросили остаться в темноте, ничего и никого вокруг. Он остановился, двери на ощупь. Еще машина будет, я в тормоз, дьявол и одновременно открываю дверь, чтобы свет в салоне загорелся. И резко к ним обращаюсь. Но ничего не произошло, они вышли спокойно. Если они не совпадают преступников были, или просто ощущение, что это лучше не увлекаться.

— И поскольку ни один из преступников, чтобы всех задержанных, не правда ли?

— Тогда уже не работал в такси. Ехал в трамвае, в часы ночи и вижу, что возле остановки боя. Трое мужчин избили его с таксистом, который, как потом выяснилось, отказался вести пьяных. И напротив меня сидел полицейский, спал. Толкая ее в сторону, видит, якобы, понимает. Он только вышел и сразу получил удар в лицо, упал. Ну, думаю, надо идти спасать. Один срубил, бой и закончился. Усадили бандиты в такси, так один умудрился сбежать. Пришлось догнать. Я тогда из-за ворот схватил, что пальто пополам треснул. Все равно в себе все, вплоть до отделения.

— Таким образом, физическая сила и скорость, не только в спорте, помогли?

— Раз моя сила привела к трагической аварии. В Белоруссии дело было. Соревновались с мужиками, кто руки позволяет. Один мог, сел со мной в пару. И кисть его, следует признать, что это был хороший. Я начал затягивать, все, наверное, скорее всего… Он имеет. И осталась до конца, правда, потом сел в автобус и уснул в момент. И потом мне сказали, что он через два дня умер. Считали, что собаку то да. К сожалению, сейчас висит пальцев, не поддерживает. Говорят, по позвоночнику. Я в 45 лет сказали, что позвоночник у меня, как и 80 лет. И теперь у меня 70… Но нас воспитывали, как Индейку Корчагина. Он шашкой дуба, пока он был парализован и не слепой, вот и мы тоже. Выбил палец на тренировке, пришел на чемпионате Европы, немного Tools, и он тут же OPS. Бейсбол укол, я люблю весь пластырь. Я в очередь, и выиграл. Голову можно обмануть, и сустав-то болит. Здесь, плечо болит. Один раз приехал на Чемпионат Европы, оказалось, разрыв суставной сумки. Это очень серьезная травма. Потому что я с этой травмы, выиграл все соревнования, в том числе Олимпийских игр, также в очереди.

Николай Балбошин: «Воспитывали, как Корчагина — он шашкой рубал, пока не ослеп»

■ ■ ■

— Травмы, которые у вас есть, Николай. f., в целом, не считая, наверное,…

— Первый травмы, произошло рано утром. Я только начал заниматься борьбой, на соревнованиях успешно упал и сломал лучевую кость. Затем, видимо, не совсем удачно Бразилии, мозоль образовалась, ощутимая до сих пор выглядит. Потом был полный разрыв что то съел сустав, необходимо было, чтобы там затянуть винт. И врач просто бинтом перевязал, так что с ним случилось. И снова шишка осталась.

— А что еще слышал?

— У меня ухо сломано, и там накапливалась жидкость, она была все время накачки. Молоденькая медсестра десять раз в кастрюлю, не мог попасть. Наконец, плохого меньше выкачала, и после 21 дня я заболел болезнью Боткина, то есть желтуха. И уже второй раз. Как правило, после первой, иммунитет возникает, а меня нет. Когда меня в больницу привезли, врач сразу спросила, есть ли мне уколы, три недели назад. Вот, оказывается, что включила она мне инфекцию. И еще врач сказал, что даже после первой болезни запрещающие заниматься спортом, и у меня второй раз… Категорически, говорит, не может. Но я месяц Legal, вышел из больницы, и в этот день были последние соревнования для молодежи. И ночью был бой, выиграл, правда, в день, что было. Но они не являются оскорбительными, на самом деле. Более обидно, когда на чемпионате мира я был сильнее, победил всех сильных. Я выиграю следующую цитату в Болгарии, а потом меня таз мощно двинул. И в данный момент у меня есть мышцы, вытащил кусочек кости. И, самое главное, что ничего не видно, а я встать не могу. Боль такая! В общем, я полиэтиленовый, заняла четвертое место. И второй раз слышал травма произошла на Олимпийских играх в Москве. Президент за еду Сергей Павлов классе. Я второй раз носил на Олимпийских играх 80 флагом, а за ним шел и шепчет мне: “Второй на Олимпийских играх выигрывает, орден Ленина вы получаете”. Ну, ты меня, думаю, под руку это говоришь… А на следующем заседании вынул резко ногу назад, потерял ахиллова сухожилия.

Николай Балбошин: «Воспитывали, как Корчагина — он шашкой рубал, пока не ослеп»

— Может, вы четыре раза Олимпийским чемпионом стать, если в 72-м пошли…

— …И в 80-м не было разбито, а в 84-м не было бы бойкота. В 72-м году просто не хотел рисковать и взять с меня после травмы.

— И теперь все эти травмы влияют, да?

— Да, я все еще сбой сделали операцию. Началось время мучить боли в пояснице, ночью огнем горели ноги. Пошел по врачам. Оказалось, на всех канала 12 мм толщиной, и я начал на юго-Востоке, и остается 4,5 мм. Сказали, что будут делать от 4 до 6 часов работы, и, наконец, сделали за 12 часов. Что-то у них пошло не так. Я в конце концов закрутил позвонки, и нерв, который должен быть толщиной как ручка, винт уже, что он стал тонким, как лист бумаги. Но самое печальное, что они это знали. Сделали через три дня, рентгеновской и магнитно-резонансной томографии, должны были увидеть, что нерв зажат. Но мне сказали, что поводов для беспокойства нет. Через два года снова пришел, после этого просто ходить не мог. Доходило до того, что мне за внучкой в детский сад надо было пройти 500 метров, так что едва доходила до остановки автобуса, шла в Банк и было некоторое время. И когда приходила домой, едва добирался до дивана. И мне вновь: поводов для беспокойства нет. Потом мне посоветовали пойти в другое место, там, в качестве новой методологии. Там врач мне на фото показали, и кривые позвонки, и тот факт, что спинной мозг используется на кость, потому что все это слишком было. Представляете? Дочь успела через знакомых отправлять фотографии в Германии. Оттуда пришел ответ: или экстренной операции, или паралич ног. Хорошо, что немцы подошли ко мне. Тогда мне сказали, что если нерв пострадал, через полгода я буду бежать. Но уже прошло более 3,5 лет. Бегать не будет, но, по крайней мере, я немного. И в последний раз лежала в больнице, при выписке попросила врача сказать правду: какова моя перспектива. Доктор в ответ только махнул рукой…

Вам также может понравиться