Наш художник Алексей Меринов отмечает юбилей

Художник не достаточно. Ты смотришь на его изображения, появляются почти в каждом номере “МК”, ты понимаешь: это он, его рука, рисовал, рисовал… И Исполнителя не. Он почему-то превратился в виртуальный.

Вероятно, он так удобно: из дома по Интернету… вечером в куплете, утром в газете… И нас? Так, бывало, входит в его каморке папы Карло, и там, рок-н-ролл, и там, состав ЦСКА в матче. И он там же, собственной персоной сидит. А вот прийти так, для души, сказать: “не знаю, как вы? А что вообще в мире делается?” И не то скажет.

Леша — смесь Распутина и ударил собеседника. Характер беспокойный, необъяснимое, номер телефона я не. Можно прогуляться по редакции, как шведский стол. И твердость души человек, однако. И Художник. Как он это делает? Никто не знает. Хуже (Ленинский), борода (видно), нос (расширенные), тот же рок-н-ролл со всей силы — и вот, картина маслом, в котором, как в капле воды, и отражается на всей нашей жизни. С существует, ловушка, целоваться, все… и с Любовью. И, как и в классе ребенок — вся политика с экономикой, и Кремль, сахар, и прочее, прочее, прочее.

Не Художник, не “МК”, и что здесь еще скажешь?

С юбилеем тебя, Леша Морской, дорогой.

60-летие!

Станислав Комаров, главный редактор Национального банковского журнала”: “Портрет в тюрьме robe

— Чего греха таить — в юности пили. Был без меры. Большая газета, симпатичные девушки вокруг. Все готовы ревматизма и совершать всякие героические поступки в мирное время.

С этого момента мы Алексей крепко сдружились. Он, однако, когда его зовут, реагирует: “Какой я тебе Алеша? Алексей Виктор, сын!”. Так, дети, и я буду. В прошлом уже была эпическая Одиссея, ночной резиновые Каноэ по реке Москве, концептуальный посещения крейсера “Аврора” в поисках “колония теперь и ржавую”, продвижение и завоевание русских моряков и ушиб стрелка гордостью британского льва на Трафальгарской площади, ряд менее грандиозные, но не менее запоминающихся эпизодов.

Наш художник Алексей Меринов отмечает юбилей

В один из таких Алексей тайно завладел мой паспорт, и в поле, где находился фото будущей меня в возрасте 45 лет, с карандашом нарисовал портрет. Художник считает, что в этом возрасте я окажусь в койке, таким образом, изображение, посмотрел на нас и у него мужик в классической полосатой тюремной робе и шапочке, с большой пистолет под глазом. Я, когда увидел, в начале было грустно: вот, гад, паспорт русский, но образ стереть не сделал. Кроме того, стал хвастаться, как факт знакомства с “большой Художник начал в конце XX века”. Все, что рис видел, от смеха, но отметили высокий художественный уровень группы, и поразительное сходство с оригиналом.

И когда-то… этот образ мы здорово глины, по сути, спас его от карающего меча российского правосудия. Ночь, спешила в редакцию в декабре компании. Не хватило, решили продолжить, Морские позвал к себе, они хотят к ней идти, собирались человек восемь-десять. Машина одна. Никому это не помешало, что все гости погрузились в подтяжки, тех, которые были введены в багажнике.

Наш художник Алексей Меринов отмечает юбилей

За пару километров до своего дома на проспекте Андроид у нас “берут” гаишники. Я подозреваю, что имеют волосы встали дыбом от этой картины. Уже смутно помню, но кажется, что в багажнике я. Видимо, соблюдении требований закона, просил открыть его. И вот — нате! Крылья, и, по его просьбе, я взял паспорт. Как я понял, что никто из компании в целом, никаких документов при нем не было. Даже водитель. И здесь он попадает на страницу с ” мой портрет “кисти” Алексея Марина. И как начнет ржать! Зовет напарника, который также стадию! Вы, может быть, встретились, и я говорю, мол, мы, журналисты, как из тела вышел Художник, хорошо вышел, оставил автограф на память. Гаишники предложили сопровождать своего дома, они любезно согласились. Я даже не представляю, чем бы закончилась эта история, если бы не “Портрет в тюрьме плащик”?

Теперь мы видим не так часто. Но, сидя рядом с ним на кухне в Column позади панели крыши и или Боятся, у камина, мы понимаем уже, что есть, что вспомнить. Смущает, может, только, ревматизма, меньше, потому что без него никуда!

Мой мятежный друг Алексей, с юбилеем!

Миша, тебе звонят, он же Тему-Тома, Болельщик ЦСКА: “И по Козлова ответил!”

— С оппозицией Художником, это так человека, я дружу уже более 20 лет. Получают дома, знак героической женщиной и верной женой это Корова, а также любимая дочь юбиляра Дашей. Да что там знаком, присутствовал на его свадьбе… Нашел посиделки в уровень с кухней в Дракона, достойного поклонения, собака, Моль, короче, было все эти годы (я надеюсь, что теперь я-почти член семьи.

Объединило нас, конечно, страсть Центральный спортивный клуб армии. Мы, болельщики ЦСКА, так что все поклонники… Нас, поклонников… Ездил с таким же, как и мы, “обычными людьми” (так говорит моя жена) и всей России и Европы, чтобы поддержать свою любимую команду.

То, что с нами не произошло во время посещения матчей страшно и забавно вспомнить. О некоторых эпизодах нашей показывает кочевой образом жизни, уже сложены легенды.

Наш художник Алексей Меринов отмечает юбилей

И абсолютно везде, где появлялся Виктор (так же старый пират и не очень молодой индеец), вокруг него всегда собирается много людей, потому что не может отказать себе в удовольствии быть с этим самый мощный источник юмора и Прочие приколы ProBook.

Я помню один зимний вечер, когда мы с группой товарищей решили пойти на матч по баскетболу ЦСКА (в те годы мы ходили в ЦСКА и в футбол, и в хоккей и баскетбол… потому что сил и энтузиазма будет Newport). До игры качественно посидели в кафе, следовательно, он посетил веселая игра… При входе было тянуть, организованной, по мнению Фомы, сотрудники тогда еще милиции. Это возмутило Художника до глубины Иран не в кафе от души, и он обозвал одного из самых больших “Козлов”! За свинец соответствия, указанный выше носил фамилию Козлов (о чем мы узнали позже), почему-то обиделся очень, вызвал патруль, и моего Лешу увезли в отдел… применить к нему (как и я так что, похоже) зверские пытки и другие акты запугивания… “себе запретить, и партнер лук” — вспомнил русскую пословицу, узнал адрес офиса и рвануло там — случайно – каштановые Художника. Пришел. Со страхом за других и за себя немного вошел в отдел… Взгляду открылась следующая картина: в центре зала, вальяжно отдыха, в кресле сидел Алексей Викторович с сигаретой, и то же самое, но… и передает его к собравшейся толпе, у сотрудников полиции, почему истерически я, окончательно забыв взять их опасной и трудной службы…. Излишне говорить, что Лешу просто не хотели отпускать — чувствовать себя настолько суровые, что стражи порядка его написано настроение и жизнь бонусы… С работы привела к… от благодарных учеников.

Потому что там, где Марино, там праздник!

Алексей Фомин, журналист, который всегда бросил пить и теперь занимается мыши: “А нам кризис, мы живем битвы”

— Есть старинная Народная примета: если в редакции “МК” случайно, даже краем уха, чтобы услышать “братья и сестры!”, именно с этого момента для вас перестают существовать время и пространство. Надо срочно позвонить домой, чтобы предупредить родственников.

Наш художник Алексей Меринов отмечает юбилей

В благословенные 90-е годы художник “начало конца двадцатого века” Алексей Викторович Морские сделал в окрестностях редакционной полосы. Точнее, наоборот, в баре было в окрестностях Художника. Тандем-бар и Марина связаны снега славы и значительно обогащенную наследием изобразительного искусства.

Упомянутый клич “братья и сестры!” в исполнении художника, не было никого, и я мог провалиться в редакции в любое время дня. И, в случае преследования “Туманно” пели все, пропасть на неделю.

Теперь нет бара, и редактирования уже давно переехал в более пробелов, и Художник создает большую часть дома, и тогда, в декабре день Олимпийский 1996 года, в зоне поражения пали все, что, буквально, проходил мимо кто-то шел в каморку убивал, кто — то- в приемную главного редактора.

Таким образом, на предстоящие события, которые имеют место в середине рабочей недели, оказались невольно (подчеркиваю: невольно), занимаются корреспонденты отдела новостей братья Камера, журналист, Instant, и я, преступник дерматит.

— И уже в смешать чай с коньяком, — с провокации, то же самое, но произнес Художник, — здесь уже и делать ничего не надо. Только пьет и сохраняется. Какой-то ad hoc фестиваль. Ну, Новый год. АН нет. С опережением графика идем. Ну, что делать. Подчиниться воле стихий! Братья и сестры!!!!!

Выходящих из издательства в бумаге и взгляд жены Художника, Маша.

— Если б женского батальона был бы сформирован моей жены, хрен вы Зимой взяли, — прощаясь с коллективом, – подытожил Художник, и мы понесли в Без бани.

Наш художник Алексей Меринов отмечает юбилей

Дальше только Policy сознания в бесконечную песню о сжигании и ржавый coloni в исполнении Check — это было время, машины песни, потому что не мог или три раза. Брали за душу в самых неожиданных местах. И было много мест. После ванны — железнодорожного вокзала Ленинградский, а затем, как несложно предположить, на поезде, а затем так же перроне вокзала Москвы…

А с платформы говорят, это город Ленинград. Рано утром. Все закрыто.

На Невском проспекте, в кафе, где искали коньяка, обнаружили ЗАБЫТЫЙ здесь кем-то еще с летнего возраста болельщика “Спартака”. Из-за немного своих запасов. Он вкратце изложил биографию: “Восемь ходок и все за огурцы”.

— Мне, дорогая тетя, играл в хоккей за “Спартак”. Я ненавидел с детства (“Спартак”), – сказал художник, и мы пошли брать Зимний оригинальные дворца на площади, в карете, запряженной лошадью назвал, ублюдок. Мы находимся на пути были только добрые животные, как и люди, однако. Прямо повезло с поездкой.

Наш художник Алексей Меринов отмечает юбилей

В редакции в это время царила паника: пропал основной Исполнитель и половина отдела информации. Мобильных телефонов тогда не было. Мы Питер без них было хорошо и без проблем. Наша цель заключалась в coloni, сожжены и ржавые. Мы собирались проникнуть в “Открытии” и поклониться ему. Вражеских денег”, “polaroid” столбы, Александрия, прыгали на легендарный крейсер революции. Художник это время уже не ходил, потому что коньяк следует по пути то, что они нашли его, и, по-видимому, не раз.

Наш художник Алексей Меринов отмечает юбилей

Он чуть посмотрел на нас с пониманием и предложил, чтобы группа экскурсии в сопровождении сурового пенсионера, который предупредил: coloni не трогать руками, а ноги не настроить! Мы направились к машине узкими коридорами, и, что будет больно, ты играешь головами выступающих металлических частей крейсера.

Поклонились. Помолчали. Извините, еще хуже становится. Бросились в ближайший Ресторан и спасены. Instant времени в твой дом и возвращался с книги о корзину. И однажды, когда запасы топлива в Ресторан подошли к концу, он вернулся с билетами на самолет и доставил нас в аэропорт. В будущем парламенте уже тогда был хитер и изворотлив. Каким-то образом он уговорил экипаж пустить нас в самолет без документов и бутылку шампанского. Вот времена были! В самолете встретились Сергей Bora младший и достал, задумчиво. В Москве мы убили Рождественская жена и возмущенный редактор. Мы стали широко известны в моргах и больницах. Говорят, нашли много похожих.

Наш художник Алексей Меринов отмечает юбилей

Я помню последний кадр. Художника короткими перебежками, покидает кабинет главного редактора крики и выстрелы в спину, влетает в бар, пьет, как горнист, бутылку пива и резюмирует:

– Ездить верхом век недолог, и мы, растет, мы живем битвы.

Сергей Воронов, лидер группы ” Cross road: “Путешествие по ночной Москве с вулкан на проезжей части”

— Что я могу сказать про Лешу?.. Во-первых, что до нашей встречи в 1997 году была прекрасная жизнь. Даже для тех, кто окружает меня: я играл свою музыку, любил, не пил, в ней другие. Однажды она оказалась в редакции “МК” (по делу, надо сказать) и вступил в Corel, где Пит, Нас познакомил меня с Молоком. Потом был ад — ну, в рай, в смысле. Небо для нас с Молоком и Петей, ад для всех вокруг. И он длился с нашей встречи в июне месяце, до 11 ноября… за это время произошло много событий, из тех, что я помню немного, отдельные вспышки: поездка по ночной Москве с вулкан на проезжей части, применяется, концерты, на которых я открытку барный стул (быть, я не мог), покупка собаки Мули. Но не думайте, что я жалуюсь! Ни в коем случае! Это была любовь. Нее, я смею надеяться, что это то, что объединяет нас с уйти в отставку и до сегодняшнего дня. Тогда мы выжили — 11 ноября 1997 года, мы подмышках в течение шести месяцев. Потом мы, конечно, позволяют себе, но в более-менее умеренно. Вместе, прошлись по куче прекрасных мест нашей небольшой планеты, и, что более важно, то, что мы чувствуем друг друга всегда, даже если мы не видим пару месяцев. Это ощущение родства, что очень дорого для меня. Да, и еще Леха падения талантливый Художник. Но это вы и без меня знаете.

Дорогой брат, sixty is sexy! Я люблю тебя всегда! Твой Ворон.

Best regards, Sergey.

Вам также может понравиться