Мой дедишь Александр Бенуа: внук художника раскрыл семейные тайны

С внуком великого русского художника Александра Бенуа, Дмитрий Непременно мы встретились за две недели до его 95-летия, в своей квартире в Париже. Она удивительно напоминала квартиры Московской интеллигенции восьмидесятых годов где-то на башни, на юго-западе Москвы. Париже давали только с видом на Эйфелеву башню с окна кухни, да бесконечные звуки сирен полиции и… шум от взрыва гранат. Именно в эту субботу протестующие “желтые жилеты” впервые прошло за мир в 15-м округе, переворачивая все на своем пути. И, хотя мы плотно закрыли окна, в доме разговора, и в этих бурных обстоятельств напомнила мне атмосферу Place “Дни Турбины”.

С Дмитрием Убедитесь познакомились три года назад, когда готовила выставку “Два брата Бенуа. Альберт и Александр, в частных коллекциях в Москве, в Центральном доме художника, и ищу новые материалы alexandre benois. Он сообщил, то по электронной почте, через мастера. Конечно, это было не очень удобно.

И тогда кто родственники Бенуа сказал: “Да вы позвоните Дмитрию, он будет очень рад. На русском языке проще общаться”. Я написал и услышал в ответ короткий приветствия на русском языке: “Красавец, красавец!”. Дмитрий Иванович был носителем чистейшей русского языка. Мы договорились о встрече.

Историю предков Дмитрия Отверг тесно связана с историей России и русского искусства. Ее отец-известный русский композитор Иван Непременно, один из изобретателей есть все музыка. Дед Александр Иванович, был один банкир, официант Двора, и композитор-любитель. Прадед Иван. – министр финансов Российской Империи при Александре III.

Еще двоюродный племянник Анны на тебя смотрит, адмирала Помещает. И его мать, Елена Бенито, внук великого русского художника Александра Бенуа и внучатый племянник его старшего брата Альберта Бенуа, героев моих многолетних исследований, что я могу собрать, и которой я посвятил ряд выставок и публикаций.

Дмитрий Непременно родился в Париже в 1924 году, получил юридическое образование и почти полувековой опыт работы в области правовой охраны французских шахтеров. Однако, как и большинство членов семьи Бенуа, Дмитрий, в молодости, тоже создавал. Его картины 50-х годов, выполненных в жесткой выражения какого-либо.

Теперь Дмитрий Иванович – старейший член Исторического и Археологического Общества 15-го округа Парижа. Этот очаровательный район тесно связан с историей русской эмиграции первой волны. Последние годы в Германии Общества были опубликованы воспоминания Отверг об Александре Бенуа, о судьбах русских эмигрантов, которые жили в “малой России” 15 округа. Вместе с дядей Николаем Александровичем Бенуа, Дмитрий Непременно стоял у истоков создания музея семьи Бенуа в Петергофе. Провел там многочисленные Семейные реликвии.

Дедушка, родственники, друзья, которые приходили на дом Бенуа, который напоминает о детстве, и уже сознательный и взрослый. И хранит папку с рисунками деда, Александра Бенуа дарил своей жене Анн – с богатыми, крытыми “Версаль”, “Венеция”, “Павловск”. Была такая семейная традиция – Бенуа b. в папку “изображения”, делая повторы первых сцен и дарил своей жене, особые памятные даты. “И затем брала его снова и оставался в одном” – подшучивает над дедом Дмитрий Непременно.

– Дмитрий Иванович, о жизни Александра Бенуа-художник знает практически все о своей жизни в России и о “Мире искусства”, о ходе Русские театральные сезоны Дягилева. И это его частная жизнь, особенно в последние годы, мы не знаем практически ничего. За что он был отцом, дедом?

– Дед Бенуа – бабушка, – я очень хорошо помню в детстве, до войны, и после, я уже был взрослым тогда. Мы, внуки, называли ее “от этого и Вавилона”, на “ты”, так было принято здесь, во Франции. Несмотря на то, что моя тетя Зина (художница Зинаида быть богатой – “МК”) называл дед, что ему рассказывал его дядя, “ты”, который был принят в Российской Федерации.

Дедушка и бабушка жили в огромной квартире на улице Огюст Витю. Это рядом здесь. Двухуровневые апартаменты на четвертом этаже здания был большой семинар, и его дед, и он работал, там был огромный, очень огромный стол, на котором он раскладывал свои рисунки. И очень-очень-очень много книг. В квартире шел по лестнице на второй этаж, где были уже комнаты отдыха, кухня.

– Часто бывали в их доме?

– Да. Нам очень понравилось быть там. Я меня звали Метана, хотя мне это имя не нравилось, дома меня звали Митя. И мой двоюродный брат, его называли Titan, сын моей тети Ati, в брак Корпуса.

Оставались на ночь, был там, в квартире специальный уголок для внуков. В целом это был очень уютный дом. И дед был очень ласковый, гостеприимный человек. Ему нравилось шутить с нами. Но он не был педагог, воспитание и обучение внуков, строго не занимался. То есть, показал нам, конечно, свой алфавит, где кириллица были нарисованы буквы, но ничего не учил.

Читать и писать на русском языке, которая научила меня бабушка со стороны Убедитесь, что она родилась Субик. Иногда Вавилона – бабушка ATA пытался то, что мое обучение, и он сказал деду: “Policy (так назывался дом), поскольку оно показывает, Метан, как нужно рисовать, как нужно строить видение будущего.” Но мой дед всегда отмахивался, чтобы его оставили в покое, сказал, что надо будет – не поймут.

Больше нравилось сидеть со мной и раскладывать пасьянс. Он очень любил соло “Дяди Берта” и “Собака тоска”, ему нравилось, когда я сидел рядом и подсказывал.

Когда я стал старше, дедушка предотвратить какие-либо вмешиваться в мою жизнь, давать советы. Может быть, уже в силу возраста Australia наших проблем.

Мой дедишь Александр Бенуа: внук художника раскрыл семейные тайны

– Бенуа был музей?

– Нет. Кроме того, что работал почти до конца своих дней – много, особенно в Милане, в “Ла Скала”, где его сын, Николай Бенуа, дядя Кока, был художник режиссер – Александр Бенуа был очень активным и любознательным человеком.

Он любил кино. Просто обожал комиков двадцатых годов. Тогда, в 15 округе Парижа, было два десятка кинотеатров. И как только он слышал, что дают кино с Чарли Провода, или Цветочные и Харди, были такие смешные США, в России меньше знают, и во Франции были очень популярны – мы ходили в кино.

Дед хохотал в голос над этими фильмами. Фильмы Гарольд Ллойд любил. Бенуа же, в Париже, работал в кино, был художником по костюмам и декорациям у Абель Ганс в фильме “Наполеон” (1925-1927 годы, невероятно дорого и технически сложного проекта). С Дягилевым, уже тогда не работал, только сделал два или три спектакля для Enterprise в Монте-Карло, ему категорически не нравилось, что Дягилев пробиты новые декораторы: Пикассо, Дерен. Он сказал, что ползут из Дягилева в ванне.

Ну, и мы часто ходили с дедушкой и бабушкой в Версале. Железнодорожный вокзал находился недалеко от ее дома. Я здесь, в Версале, дед много рассказал об истории Версальского дворца, о король Людовик показывал, там в другом месте.

– Когда я водил экскурсии, выставки работ Александра и Альберта Бенуа в Центральном доме художника, я в подробности и факты, все на и даже немного социальной. Например, на рис. его дед Александр часто под слоем акварели видны надписи с названием цвета краски, и в целом, пояснительные надписи. И я говорил посетителям, что они так и делали наброски карандашом, а цвета написала по памяти, а потом красить уже в мастерской. Может такое быть, это фантазия?

– Так и было. Мы каждое лето, до войны проходили на юге Франции. Там снимали виллу на месяц, разные виллы, но все очень близко. Часто это была вилла Морель. Дедушка любил этот отдых. Он шел с складной поэтому имеют автокресла, папки и карандаши, сидел и рисовал, и мы с бабушкой и остальной компанией и пошли гулять. Рисовал всегда только карандашом, краски с собой не носил никогда. Вот теперь у меня есть Рисунок, где он нарисовал мне путь к вилле Морель в два раза – я стою и я сам. Я не знаю, почему так получилось. Затем высотных зданий и эти чертежи. И получалось, что все время видели его работы. Везде и всюду. Дома и на пляже.

Мой дедишь Александр Бенуа: внук художника раскрыл семейные тайны

– Александр Николаевич любил плавать, плавать в море?

– Никогда, от этого даже вода не проходила, не мог выдержать.

– Кто из друзей деда помнишь лучше всего?

– Иван Пьют, Николас Занимает, Мария Васильева. Я писал о них, даже самые мелкие статьи. В нашем доме был один день в неделю в воскресенье, при этом мог прийти любой человек. Я не должна открывать дверь и встречать гостей. К нам приходило много людей: артистов, художников. До войны часто бывал Александр Яковлев, его друг, не Бывает. Да, почти все русские люди, связанные с искусством, и жили, и приходили, приходили. И я открывал дверь. Я тогда не торопился, то есть, уйти на пенсию и заниматься своими делами.

– Когда я готовила каталоге Александра Бенуа на выставку “Два брата Бенуа” в 2016 году, он придумал название для обложки “Веселый работник”. Имя прижилось. Я бы не назвал, а следующая выставка Александра Бенуа. Вы думаете, что это соответствует характеру его дед?

– Это он! Был, и был до последних дней…

– Как вы жили в войну?

Мы все, конечно, понимали, что Париж занят, и очень быстро. Моя мать и я и наши родственники со стороны Хаос, это линия нашей прабабушки, Камиллы Кавос, жена Николая Лотерею Бенуа, все сели в такси, водителем был бывший полковник Российской армии, и уехал на Юг Франции.

Там мы прожили почти всю войну, с 1940 по 1944 год. И многие наши родственники остались. Бабушки и дедушки тоже. Они переехали из его жилья-мастерской, который был в промышленной зоне. Всего 15 округ изначально был заводской зоне, поэтому здесь селились русские эмигранты. Потому что после Первой мировой войны в Париже сильно поцеловала меня. И Франция будут рады притоку рабочей силы. Здесь была работа для многих россиян.

Таким образом, квартира-мастерская, что от этого он любил, была рядом, растения “citroen”. На заводе сделали грузовики и танки для Германии, американская и английская Авиация бомбила зоны, и были жертвы среди парижан. Тогда в течение нескольких месяцев они переехали в мастерской моего двоюродного брата, память, в 9 округе, недалеко от церкви Тридцать.

Когда мы вернулись в Париж, я обратил внимание, как похудеть дедушка. Он до войны был довольно полный человек, и превратился почти в скелет. Поставка и питания для простых людей в Париже было очень важно. Работы на войне было очень мало, только, похоже, что постановка, Опера-буфф на музыку Кости Константинова “Дон Фелипе”.

Мой дедишь Александр Бенуа: внук художника раскрыл семейные тайны

– Дмитрий Иванович, и сейчас, извините за Пафос, старейший представитель семьи Бенуа, хранитель истории, традиций и наследия Александра Бенуа. В России, его имя известно всем любителям русского искусства. И то, что происходит во Франции?

– Кроме того, что мы, их потомки, которые взаимодействуют друг с другом, и по-прежнему являются одной большой семьей, художественного события, немного. Последняя большая выставка семьи Бенуа в озеро, как организовывал дядя Кока, – Николай Бенуа – 85-летие своего деда, он был с 1955 года.

Затем у нас была мемориальная доска на доме, где жил Бенуа. Но, конечно, я хотел бы, что длилась выставка Бенуа, опубликовано в каталоги его произведений. Если удалось издать отдельным каталог произведений, которые достались мне в наследство, – это было бы очень интересно. На самом деле старейший представитель семьи Бенуа, и Убедитесь. И еще есть многое, что я держу в памяти.

Мой дедишь Александр Бенуа: внук художника раскрыл семейные тайны

Мы поговорили с Дмитрием Непременно почти три часа, договорились о следующей встрече. На самом деле, в этом году в России проводится Год театра, и я уверен, что будет производить экспозиция, посвященная драме Александра Бенуа из частных собраний. И тогда воспоминания его внука Александра Бенуа могут опубликовано и показано в каталог выставки…

Когда я вышел на улицу, где уже пойти в пластиковый мусор, под ногами Hostel битое стекло, стены домов были в копоти, сверкали осколки ампутантов и банкоматы, автобусные остановки.

Я подумал о том, что дед Дмитрия Отверг видел что-то подобное сто лет назад в Петрограде. Но, несмотря на все потрясения революции, он продолжал творить и созидать.