Кончаловский поставил оперу Верди в МАМТе

Премьера оперы Джузеппе Верди “Отелло” состоялась в Музыкальном театре имени Станиславского и в Америке-Данченко в рамках фестиваля “Новенький лес”. Красная дорожка, дамы в вечерних платьях, именитые гости — все предвещало девочка культурное мероприятие. Более, что сцена оперного театра, выступил режиссер Андрей Кончаловский, и матч С спел оперу звезда, что любит ее.

Нынешняя постановка — второе ресурса Театр Станиславского и в Америке-Данченко к задней партитуры Верди. Надо признать, что “Отелло” в России — это непопулярная оперы. Написанная в 1887 году, после долгого творческого перерыва, стал поворот в эстетике и Джузеппе Верди. В ней он ушел от номерной структуры, больших, развернутых арий и дуэтов, больших, готовые темы и сигналы вызова и обратился к более “современные”, на тот период, типа оперы, драматургии. В структурном отношении эта Опера ближе к “Меланхолии” или “Мадам Баттерфляй” Пуччини, написанной в тот же период. Не стилистически, конечно, и это все типа организации музыкального материала. Сквозное развитие, дробления тематического материала, частая смена фактуры, введение праведности в вокальной линии и, конечно, качественно новое отношение к роли оркестра, что дальше будет скромный, мне проводить функции. “Отелло” — симфонический саундтрек с полифонической фактурой и сквозной целью развития. В этом и сложность: директора этой оперы ожидания подхода-это ноты, а не сюжет, который, надо сказать, также весьма проблематично. Когда Верди, вместе с освобождения Арриго Бойто даже хотели назвать свою версию трагедии Шекспира “Яго” — так его интересовала личность этого злого гения, крестьянин ничего, жестоко управлять большой и благородный полководец.

В начале шоу обнадеживало. Оркестр под управлением Феликса, как контроль мощный и яркий заиграл вступление, и была сцена бури. В говорят, сверкала молния, и киприоты, как футболка, вглядывались в дальние горизонты, и беспокойно прокомментировали событие. Изображение не оставляет никаких сомнений: режиссер Андрей Кончаловский и художников Мэтт Дили (декорации) и Дмитрий Андреев (костюмы) покинули место и время действия оперы без изменений — там, в Республике Венеции, когда-то в XVI веке. Сторонники традиции-это легкий вздох, и поклонников модернистских решений, возможно, что приуныли: неужели ничего? “Будет, будет…” — шепотом утешали их обладатели конфиденциальной информации. Не напрасно, потому, что постановщик строго нам запрещено накануне премьеры, фото и видео второго акта. Увидеть, готовят “бомбу”.

Но до тех пор, пока “бомба” не следует, чтобы сосредоточиться на музыке, а также в интерпретации символов. Что любит ее, в зависимости от С оказался очень велик. Даже слишком. Это, буквально, вилла в первой же сцене, красивый город, полный достоинства. Его гигантская “пьет чай” в голову несколько сомнения, она выглядит нежной и невинной девушке, которая, казалось, более точно соответствует этому образу. Тем не менее, хорошо, что звучит голос задерживается сомнения на второй план. Что любит ее показывает сегодня отличные вокальные формы. И слушать очень приятно. Яго в исполнении Антона Городе было что-то, как правило, и не Опера глубины. Его знаменитое Кредо, в котором в полной мере вырисовывается характер знаешь не злодей, он злой. Ну и “Отелло” в исполнении Арсена, если завтра вызвал много проблем. Он сник как-то сразу. И до той же “бомбы”, казалось слишком жалким и потерянным. И в моменты ярости, — истеричным и немного сумасшедший. Даже вызвала смех в аудитории — когда на сцену Яго и Кассио (отличные вокальные произведения Владимира с метрических), с платком, прятался за стеной, и все время пытаются оттуда высунуться, как наказанный ребенок. Пение если завтра в целом убеждало. Хотя иногда возникало ощущение, изменение записей, при переходе от более низкого запись к высокой. Наиболее удачные сцены стали лирические Дуэты. Хорошие отношения героев явно шли на пользу оперы в целом. И чем больше “Отелло” принцесса идею, я ответил, и неверность жены, тем большее беспокойство овладевало чувствительной слушателя — то, что не было.

Оркестр под руководством маэстро, как контроль и как не терял Духа и энергии, искал активно динамической контрастности, брал хорошие ставки. Тем не менее, не защитили scenic жизни. Однако, пожалуй, наоборот: жизнь живописной природой, не вмешиваться в события, интересное из этой оперы — музыки. Но на сцене все было очень хорошо: жесты героев, месяц раньше, диапазон цветов, и бархат, и похожи костюмов и, в особенности, мастерски построенный света (Айвар Штаты Америки) воспроизводятся картины старых мастеров с их волшебные огни решений в духе Караваджо и увлекательной текстуры золота и кожи.

И вот, когда радикально настроенная часть зрителей уже была готова на все, чтобы скучно, прозвенел первый звоночек “насос”: подозрительная кепка, Бог знает, как появился на земле, что Отелло поднял и положил его на стол. “Да!”. — зрители напряглись и приготовились. И не зря. Когда конфликт между бедняжка Недели и стена достиг предела, Отелло и Яго кинулись их для чего они, были в серых галифе и в сопровождении их костюмы военные Франции и образца армии Муссолини. Вот! Свершилось. Может быть, конечно, здесь произошла какая-то путаница, и режиссер с художником слушать Верди и Пуччини, который действительно был современником дуче и даже общался с ним (в конце концов, как его знать, если, эти итальянцы), но факт остается фактом. Вводятся венецианцы, черный галстук и дешевая, замороженные в фашистском приветствие, чтобы развеять последние сомнения. Наш Мавр, несмотря на сомнительное этническое происхождение (хотя не все считают, что это черный человек, но эта версия пока счетов не сбрасывается), была фашистской. Для большей верности на сцену вышел подставке из мрамора с гигантской головой Роман. И потому, что Песня ивы и молитвы, которые являются кульминацией лирической оперы, хотя они и были мастерски выполнен Нить брат и, к сожалению, теряется на фоне более страшной головы, что и не представлял. Ну и “Отелло”, крадущийся в спальне на С (почему и неудивительно, если потом все равно спросил, молилась ли она?) под удивительно наш унисон контрабасов, в темных очках и в серой форме такой жилет группы и целом, опять же, вызвало смех публики, потому что смотрел он с характером водевиль, а не трагедия.

Поклоны навели на мысли о том, что равномерно делает с людьми! Особенно, как ни странно, фашистской. Все персонажи, улыбка членство в этой партии, все равно на сцене давления, Молдова, щелкнув каблуками сапог, и победоносный, как военный наклонился. Хорошо хоть руку в печально приветствия, не бросали.

Вам также может понравиться