Композитор Вячеслав Артёмов: «Если нет возмездия, значит, убийства поощряются»

Продолжение интервью с Вячеславом Оружие: голоса в прошлом.

Путь к Olympus

— Вячеслав Петрович, не ты первая, и не последняя, талантливый композитор в России, которого часто хвалятся не на Родине, популярность которого начинается “там”. В чем, на ваш взгляд, причина нашей глухоты? Разве виноват, привычка читать — нет пророков в своем отечестве?

— Я не думаю, что постановка вопроса справедливая. Исполнением моего “Реквиема” в 88-м году в Москве вызвало целую лавину статей. Не могу сказать, что мне славы начинается “там”. Фонд культуры представил “Реквием” на соискание Государственной премии; в то же время, новый министр культуры СССР, подписанный в Совет Министров письмо, клевета о моей музыке… Я в это не дает значения. Лица, ответственного за культуру, должно способствовать его развитию, и в самом деле покидает свой отель на.

Валерия Алексеевна — жена и помощник — со мной боролись в течение 10 лет с Системой. Может быть, без нее я просто бы не сделал, потому что моя цель-не борьба с обществом, а борьба с самим собой. Я должен улучшить. Несколько лет назад, когда Снега, написал письмо в Министерство культуры, в котором не прекратил свою деятельность, как говорят, камня на камне. Несмотря на то, что пришел новый министр, предыдущего учреждения. Сидят одни и те же люди.

Это хорошо, похоже, что греческое слово “похоже”. Что означает “равномерно”. Вот это определение кухне, ни духовной и материальной целесообразно помнить. Это типа избыток наросты в нашей жизни; ничего полезного не внесли. Нам можно рассчитывать только на республиканские структуры.

Мы привыкли, что люди больше реагируют на оценки. Видимо, не полагаются на их вкус, на их присутствие. Мы потеряли иерархию ценностей. И это недоверие в себе, это вполне разумно. Культурный уровень снизился настолько, что нам, очевидно, нужно создать новый…

— Александр призвал к единству, всем сердцем слушать музыку революции. И потом музыка в душе, молчание — жизнь, было ее…

— Никакие внешние события в мире не могут обновить дух. Он кормится сам. Весь трагизм нашей истории в последние десятилетия, не способствует росту духовного сознания народа. И, конечно, с падением духовного уровня, нужно иметь только на обновление века.

В нашей аудитории действительно особенность: легче, происходит воспринимается иностранная, заявление или иностранных исполнителей. Мы не верим в самих себя, своих духовных сил-это наше несчастье. У нас в деревне-это страсть разрушения; смолы сидит в нас так глубоко, что, несомненно, должно вывернуться наизнанку, чтобы стать совершенно другой стране.

— Как вы работать с Мстиславом Лицо? Что вы слышали?

— Работать абсолютно чудесной. Я знаю много отличных музыкантов, но такого внимательного, деликатного и, в то же время требовательного отношения, которые еще не испытывал. Он потратил на меня много времени в период подготовки выполнения этого испытания. Сразу зовут на репетицию и даже не первый. А потом спрашивают: “а разве это не так?” — и бежали дальше. Опыт работы с Лицо у меня полностью выгодно.

— Как вы себя чувствуете во время выполнения? Интересно, реакция американской публики…

— На публике-это всегда волнение, радость. И все прыгают и прыгают. Даже свистели в зале. Нам не нравится — свистят. Их шипение полноте.

— Свежая публика свистит?

— Там совсем другая публика. В верхней части, и студенты были музыканты. Различный и учение общественности.

Слава Ростропович был рад. Он был очень возбужден, когда играет. Особенно интересно было смотреть на его лицо. Как он это делает!

— Первая его симфония — “Путь ” Olympus”. Второй: “На пороге светлого мира”. Имена могут привести к мысли, что автор — обеспечивает оптимистично. И должен носить на руках руководящего входит в Союз композиторов. Каков ваш путь к Olympus?

— Мой “Путь к Olympus” он был источник в Союзе композиторов. И, как ни странно, единственное, что ответил хорошо, Тихон Хренников: “Ну, это другой путь, и “Реквием” Олимп”.

Мой Петрология “Симфония пути”, состоит из 4 симфонии. Ни играл, II часть. На волне вдохновения от Вашингтона, оркестр включил в план моего III симфонии. “Путь к Olympus” – это начало моего крестного пути. К тому, Olympus, где собираются собрания богов и что включает в себя противоречие: во-первых, каковы сами боги? И если на них идти? Здесь есть широкое поле для размышлений. Симфония не весел. В ней есть энергия. Музыка-это красиво, но заканчивается трагически. Эта трагическая история, это сравнимо с внутренней Голгофе.

— Мы все живем с ощущением трагедии.

— Симфонии, написанной в 79 году, окончательный вариант его закончил в 84-м.

— В ней — предсказание нашего нынешнего благополучия?..

— Это мой внутренний путь. Какой-либо его части проецируется на события внешней жизни. Название “На пороге светлого мира”, как будто есть что-то ослабила. Но в дверь, а свет еще не. И что это такое? Мы уже потерпел катастрофу. Симфония имеет дело с глубоких ударов и падения. Просто предполагается, что за этот порог наступит светлый мир. Но это не мир нашего существования, полного изобилия. Это внутренний, духовный мир. Американцев и наших слушателей, охотно исполняли музыку, как отражение событий нашей общественной жизни. Я не отрицаю. Но прежде чем думать о внутреннем мире. Третья симфония-это участок маршрута, когда есть возможность возвышения его Духа. Таким образом, не может быть напрямую связана с углубляющимися экономическими и социальными.

— Но вы идете по улице, встречаетесь с людьми, которые не являются, как композитор, и как один из нас…

— Композитор не может не быть человеком.

— На каком будущем, вашего чувства, мы должны готовиться?

— Я не могу претендовать на предсказание. Даже сам путь предсказать трудно. Я думаю, что, несмотря на доступ в стране, и длиной, но, что может привести к лучшим результатам.

Музыка-это связь человека с Богом

— Есть ли разница для композитора, кто вам заказывает музыку? В 20 лет творчества услуги часто, если вы получали заказы в своей стране?

— Немного. Джемма Фирсова считала, что мой доход в месяц был от 79€. У нас есть издержки производства. В некотором смысле — композиторов частной промышленности. И это надо иметь в виду. Несколько произведений, которые меня просили. Сразу упирается в нашу общую культуру. За эти десятилетия мы просто растратили люди, являющиеся носителями культуры. Пролилась на поверхность присутствовал на элемент. И пришел к руководству культурой. Теперь должен начаться этап возрождения. Должны прийти новые люди. Для создания таких структур, которые позволят культуры.

— Я читал, что за исполнение симфонии в Москве вы сорвались 6 рублей 41 копейку. Я хотел бы увидеть лицо должностного лица, подписавшего этот лист. Вы с удовольствием покупают за рубежом. Почему композиторы таких пациентов? Почему бы не возмутиться — украли БУДЕТ и кто-то еще. Его работа является его собственностью. Почему не вы берете результаты?

— Мы не знаем, кто крадет по-настоящему. Должен быть серьезный экзамен. И почему не ты, никогда? Очевидно, из-за клуба, каждый в своем творческом процессе. Композитор имеет духовные структуры. Музыка-это вид миссионерской деятельности. Композитор является религиозным лидером. Музыка открывает я думал психического движения человека. Ни слова, ни живопись не могут сделать это. Словом, чтобы скрыть и сказать, что не чувствует. Звук не может скрыться. Он очищает ваше “Я”. Если он — это вы. Если вы начинаете убивать человека музыки — что означает, эту цель вы и преследуете. Музыка-это прямая связь человека с Богом. Вы должны познать себя через отношения с Богом. Музыка-это отражение этой связи. Но не плесень, а не калька, а чистое отражение того, что вы входите.

— Как вы отнеслись к тому, что в Воскресении Христа, первый Павлов пришел в Храм? Может быть, в поисках популярности? Вы говорили о возможности возрождения человека. Но возможно ли возрождение потеряли Бога в такой срамной степени?

— Многие рассматривают это, как вы. Но никогда не может закрыть человеку путь к Богу. Если его движения теперь внешний, формальный и определяет правила, условия, завтра он войдет туда искренне. Будем на это надеяться…

Это наша боль, — голодный народ, Устав от бедности и нищете, всю жизнь, в поисках утешения, к сожалению, не в музыке, не в молитвах, а в нечто гораздо более простое: в вино, что жить ему; молодежь на тусовках или наркотиков… Тогда наше движение к душевному освещения почти безнадежно?

— Это группа, когда человек теряет способность понимать себя. И ситуация в стране этому способствует. Это род болезни. И его необходимо лечить. С другой стороны, возник духовный, философия, религиозная литература, и способствует исцелению человека. Благотворительность также поможет людям выйти из транса, в котором самоотречения. Исцелить дух.

Перед вами — весь мир

— Какие западные компании, которые получили право публиковать и распространять свои композиции?

— Старейшая в Европе фирма, которая издавала сочинения Бетховена, Гайдна, Шуберта — германской и русской классики, — издательство “Петерс” предложил мне контракт, на серию моих работ”, “Реквием”, в частности.

— Я хотел бы вернуться к нашему мюзикл чиновников, которые не хотели отдать дань уважения композитору за его талант состава, апеллируют к сознанию автора. Совпадают с их точкой зрения о сознании?

— Люди Minutes говорили тогда: говорит, потому что есть потрясающие вещи, мы будем платить по достоинству. Вот и Артемов получит 20 тысяч за один суд. Затем новый министр отвергая его предложение. Чья совесть здесь под подозрение: не были ли составители письма, подписанного Банком? “Реквием” – это большая вещь: идет полтора часа, и в нем работают более 250 человек, хор, орган…

— А текст чей?

— Латынь, полный текст традиционной католической мессы. Это литургическое испытаний, полный страстей нашего существования.

— Банк признался в сознании композитора, ночью, а столь высокий гонорар. То, что они не взывали к совести, когда не платили мы сделаем в течение нескольких лет?

— В течение многих лет не купил у меня сочинения: ели сладости, прокурор, услышав мои вещи… Я в свое время выразил министр Страшно: эти люди могут продавать на Арбате Лондрине. Слушать музыку, которая им совершенно бесполезно. И дворник в нашем доме есть свое мнение о музыке. Но почему это нужно спрашивать? Конечно, интересно, но мне не платит деньги за музыку. И люди, которые мне платят, они обязаны отвечать за свои действия. Они обещали мне ответить в суде, но суд осуществляет постоянно.

Такое суждение? Бога?

— О Боге. Этого не понимают. Нуждаются, поэтому полиции понадобилось районный суд. Я не могу сейчас Комментировать минут меню Богатый в деталях. Есть много печально известный из них остров. Кроме того, они стали распространять свое мнение, и в Союзе композиторов.

— Кто-то из свиты?

— Я не могу судить никого. Они на этом воспитаны. Не должно быть такой ситуации, что орган раздал милостыни. Орган-это часть всеобщего, тоталитарной системы, или, как сейчас говорят, мафия. А у нас коррупция была на протяжении всех этих лет. Наша критика также ходит под начальством. Теперь она освобождается. Но не имеет возможности…

— Быть свободным?

— Она может только сказать, что вам нравится и что не нравится. Но нужно понимать задачу композитора, понять смысл композиции!..

Всегда в сомнении

— Вячеслав Петрович, мы несем в себе все прожитые годы. В нас скрывается глубоко ребенок. Ваш внешний вид опыт в три раза, с 17 лет. И путь в бесконечное время. На текущей преодоления обстоятельств, и в творчестве, пытается угадать его характер Московского школьника Славы мы пойдем. Как вы были ребенком? Бить счастливым ребенка?

— Я не могу сказать, что я был Lagoon. Скорее, всегда был в сомнении.

— Так рано?

— Я думаю, что даже раньше. В первом классе я заболел, и пришел ко мне учительница. Я поразил его разговор о смерти. Она меня успокаивала, хотя, вероятно, будет проводится. Это очень тонкий, деликатный, умный. По-видимому, сохранил свое спокойствие, с каким-темные времена. И материального благополучия, то никто не наблюдалось.

— В семье, в которой жили?

— Музыкантов. И тем не менее, спокойствия я не испытывал. Человек, который занимается делом, его, вероятно, никогда не. Творчество возникает в беспорядке, в своего рода противоречие.

— И где лучше пишется — в доме или когда вы собираетесь где-то?

— В течение длительного времени, лучше я буду работать в Армении: там другой дух, другое небо. Горы. И, в целом, это страна, можно сказать, библейское. И не удивительно, что там количество храмов, и каждый камень дышит историей. И, кроме того, в горах ближе к небу, может быть, поэтому, там лучше пишется. Здесь, дома очень хорошо. По зову памяти еще раз, я иду в Армении.

— В каком городе?

— В Дилижан, в Дом композиторов.

— Средства хорошие?

— Я не знаю, несколько лет там, и уже тогда были под старину…

— Духовный путь творческого человека — понятие не легко. В чем оригинальность вашего творческого “я”?

— Духовный путь, включает в себя все: свою жизнь и жизнь своего окружения. Возможно, в моей симфонии, и это-то предсказание. Признаюсь — 10 лет назад не интересовался внешними событиями. Сегодня стали действительно актуальными. И тогда я был сосредоточен на задаче.

— Вы позволяете себе иметь симпатии политиков?

— Ну, конечно. Однако, для композитора-это своего рода слабость. Политика-это грязное дело: – дать кому-то, и кто-то, чтобы носить с собой. Занимаются политикой, должны быть люди с чистыми руками, с чистой совестью — тогда политики, хотя бы меньше вреда и уничтожения. Американцы говорят: “чем меньше правительства, тем лучше”.

Сбываются предчувствия

— Когда мы увидели первое явление народу Генерального секретаря и будущего президента, многие с сердцем и умом, не приняли его. В чем здесь причина? Другие хвалят за элементы рекламы. К сожалению, реальность чувств скептиков…

— Для меня этот человек — на поверхности — нес элемент нового открытия. Но замысел его глубоко не ясно. Теперь он проявляется… Шахтеры требуют отставки президента, и два года назад, которые требовали роспуска Верховного Совета и не были услышаны. Теперь, если они начинают прислушиваться — а должна, наконец, услышать! Если это единственная практика, власть в стране не поддерживается, то неизвестно, когда нам придет обновление. К нему необходимо. В наше время в это трудно поверить, политиков. Нужна культура, нужна совесть, нужен выше уровень духовной, чтобы управлять делами государства. Может быть глава страны и должен обратить слишком много, он должен иметь в виду. Но смысл должен быть понятным, ясным для каждого человека. И тогда любой верить в политике. Человек тогда может сказать: “Хорошо, давай сейчас ко мне, что лишат, но знаю, что результат для меня и для всех будет лучше, потому что теперь все делают по совести”.

Но когда люди бьют, убивают и не производит реальный эффект, я не говорю о судебных…

— А почему не в судебном порядке? Потому что убивали публично, то, чтобы найти убийц, только хочет…

— Если не будет репрессий, то, убийства поощряются. Тогда Зло будет расти. Христос принес меч, чтобы разделить добро от зла. Зло должно быть наказано. Если у вас нет легкий путь, то вы должны наказать носителя Зла, жестокости.

Если правитель отвечает за все в стране — и он сам себя поставил в это место, вероятно, думал, что морально готов, чтобы ответственность за судьбы людей — так что вы должны показать всем людям, что соответствует его месте. В противном случае, люди не будут верить. Он обязан осуществлять такие действия, перестать убивать. Это во-первых. Вместо этого Верховный Совет СССР обсуждает пятилетний план и пускает пузыри. Это просто наглость! Значит, давить людей надежду на справедливость. После этого, не мудрено, что он ненавидит. Это естественно. Ненависть-это отражение другой ненависти: правительство ненавидит свой народ.

— Комиков предлагает им изменить народ…

Это классика…

— Вячеслав Петрович, в общении с людьми, что вы можете простить человеку? Но я думаю, что, по Божественному простить все…

— Я боюсь, что вы более правы. Мне, скорее, может быть провести день. Единственное, что меня трудно простить, – это предательство, как категория моральная, а не как что-то сделал. Но предательство мне, пожалуй, простить человека. Может быть, это мой недостаток.

— Вы only?

— О, нет! Я думаю, что в этом смысле я очень подозрительный человек. Очень зависимым от…

— Молчание твоих мне кажется спокойным, как и том, где демоны, которые обитают…

— Вы не можете представить тенденции человека, философское размышление, как государство. Если мы возьмем истины мышление-это путь острия лезвия. Философия огня, он сжигает…

“Что делать?” — очень важный вопрос в России. Вот и философами эпохи. Призвать снова к варягам, чтобы они нами правили?

— Каждый раз об этом думаешь…

— Мы много веков чтили Рюриковичей.

На вопрос о том, что делать. Если каждый студент под подушку находятся книги Бердяева “Смысл творчества”, так у нас будет шанс надежды. В течение длительного времени в нашей стране настойчивостью вверх дном все понятия. Самое “материалистическое” мировоззрение не удалось создать нормальную материальную жизнь…

— Есть ли у вас дети?

— За то, что видел. Бах-это единственный композитор, которому было 15 детей. Вероятно, осел повседневной жизни позволял. Нашей жизни не имеет. Ведь нужно взять на себя ответственность. Необходимо создать условия для детей: жить нужно на природе, питаться натуральными продуктами. Общаться с нравственно чистыми людьми. Если это не существует, он создается, извините, биологическая масса, которая не знает, что делать, зачем он живет. Никто не может с ней справиться. Она сожалеет о том. Этих людей нет целей, нет личности. Здесь и наркотики, и преступления (…). так что не только просить детей.

— Вячеслав Петрович, Валерия, Алексей был в США шесть месяцев. Как вы там чувствовали?

— Хорошо, спокойной. Там дружелюбные люди. Валерия не знает языка — и тогда у нее была масса поклонников. Читал свои стихи. И переводы “Сонетов к Орфею” Рильке, что также не было опубликовано, имели там успех…

Мы с ней делали их концерты еще в Союзе. Поначалу шли с трудом, через стоили препятствия. У нас камерные вечера, оркестровые концерты. 10 лет назад надо было брать разрешение на концерт, что кто-то может, а кто нет. Не так давно, может играть музыку только для секретарей, секретари решили. Было неимоверно трудно мероприятий, организация концертов. У нас были концерты с ислама. Мы видели зрителей глаза. Люди обретали какая-то ссылка часто после музыки, почти в висок действий. Участники не хотели уходить — что-то их объединяло.

— Если вы любите спорт?

— Я спорт как задача мне не нравится. Я люблю движение. Люблю ходить по горам… я не собрать тело-это важно для меня, эмоциональные, эстетические впечатления. Мне скучен вид спорта. Но, я понимаю, что спорт может увлечься.

— Но вот что внезапно начали умирать от голода…

— Имел духовные задачи.

— Пост, перекрывает сам себя?

— Ну, да. Не было голода реорганизации. Побудительные причины, важные для нравственного самочувствия. Они отражают его духовного режима.

Мы находимся в духовной яме, что тратить время, например, детективы — непозволительная роскошь.

— Как вы относитесь к абстрактной живописи?*

— Господь создал объект. И наш дух-это через объект. Если это эсперанто, следовательно, Духа не существует.

— Ты крестился?

— Да. Интересно, что возле этой церкви был построен Дом композиторов…

— Что бы вы пожелали себе и нам?

— Да, я всегда хочу одного, чтобы мне хватило сил, чтобы преодолеть себя. Все остальное образуется. Не отвлекаться на странные, ни с кем не бороться. Это искушение, ложь, бесполезно. Ничего не добиваться внешнего мира! Достижения только в помещении! И когда мы будем делать это вместе, мы можем найти общий язык.

мая 1991 года.

Вам также может понравиться