Как ответили на акцию «МК» в Историческом музее

Пока гром не грянет, мужик не собака. Это аксиома, всегда работал в России. Мы надеялись, что наше искусство провокации, в музее грант и проблема охраны музеев начнут решать систематически (напомним, что корреспонденты “МК” повесил картину, процесс там два дня). Однако, вместо этого, сработал другой Национальный рефлекс — найти предел. И теперь виноваты все вокруг, а не только тех, в чьем голосование выявило проблему.

Эксперимент выявил не только из-за системной ошибки в музей безопасности, но и другая, более глубокая проблема. Россия-страна перегибов. Вместо реальных мер властей действуют снова назад. Даже когда, казалось бы, отступать некуда, доверяют хорошим случайно. Возможно, в стране что-нибудь да остаться, музеи от вандалов и воров. Но увеличение количества случаев нападений на храмы искусства говорят об обратном. И кажется парадоксальным истории с Пятнадцать ничего не учил музей сообщества. Исторический, поспешил перевести стрелки в СМИ: Ах, какие мы безнравственные, жуть. Здесь следует напомнить, что, когда Бэнкси повесил в 16 музеях мира с их работами на тот же макрос, что и мы, художник, почему никто не обвинил работал и пять.

Однако, в нашем случае сработал другой русский формулы: лучшая защита-это нападение. В ответ, мы будем помнить, другое — в чужой глаз дорогая мы видим, в своем бревна не замечают. Не пора ли разобраться с “ствол”, а не искать “Козлов отпущения”?

Глава пресс-службы музея Мария Друг но на нас, что мы якобы делаем смертных “валюты”. Но, как мы? Напротив, мы призвали не наказывать смертных и задуматься над вопросом: этично ли со стороны музейного руководства, чтобы повесить всю ответственность за сохранность культурных ценностей на людей пенсионного возраста? На сегодняшний день, являются основным препятствием для нарушителей, и только они. И это за зарплату в 20 тысяч рублей или меньше! Может, и армию соберем из бабушек-единственное и будем надеяться, что, возможно, отказаться в случае чего?

Igm также сказал о возможности заражения политики открытости музея. Но позвольте! Разве уйти от проблемы выхода? В закон о музеях (федеральный закон № 54) в черно-белом написано: музеи, созданные “для хранения, изучения и публичного представления объектов, музеев и музейных коллекций”. Ну теперь, закроем все музеи, что было? Серьезно?

Минкультуры яйцо другого полимера — заставить всех посетителей дать большие сумки и рюкзаки в гардероб. Только вот, правила уже. “Сумки и пакеты, размером более 30х40 см, а также рюкзаки и зонтики, просьба сдать в гардероб” — отображается на веб-сайте ГИМ. И, как правило, не соблюдается. Возможно, потому, что в музее не было, камер хранения, в том числе полки для ручной клади. Кстати, в ходе эксперимента, рюкзак я сдала в гардероб (он спокойно ждал меня в компании других биржах, он стек на пол).

Ну, скажем, что все они будут давать вещи, перед входом в выставочные залы. Что это даст? Вы не можете скрыть запрещенные предметы, например, под одеждой. Разве это не более эффективно, чем установить датчики движения и лазерные барьеры для предотвращения возможных терактов ценные экспонаты? Или, по крайней мере, заставить службы безопасности просмотра камер видеонаблюдения, а не разгадывать кроссворды. Камеры уже везде, только если это частные предприятия, работают постфактум. И так было во время кражи Пятнадцать, произошло во время нашей акции. Когда все случилось, видео не менее, видел, однако, в реальном времени, они бесполезны. Почему?

Спуск собак журналистам, смотрителей и посетителей легко. Труднее ответить, чувствительный, умный,-правительство — решать проблемы систематически. Наша акция-это вопрос общества в орган, упомянутый вслух и ребенок: пока что культурные ценности могут быть предметом защиты в случайном порядке? Мы ожидаем адекватного ответа от системы и государственных решений.

Вам также может понравиться