Эксперт актерской пластики поведал о магической связи души и тела

Красивая душой и телом. В их восьмидесятых невероятно функциональный, всегда подтянут, педантизм, платье brandnew и легко танцевать Джаз. Он, как никто другой, знает цену движений, духовного и особо прочную. Андрей DOS EN общеизвестно, Национальный театр, кино и анимация, как самый большой авторитет в области сценического движения. И не только национального. В театральном институте Бориса Щукина он возглавляет кафедру пластической выразительности актера.

фото: Из личного архива

В “Любил” большинство поз, для современного человека более тематические

— Андрей Борисович, все заинтересованы в души: Библия, классика — все это о душе. И одно только беспокоит тело.

— Проблема в том, что все они ссылаются на Библию: “В начале было слово”. Но вы забыли продолжение фразы: “И слово стало плотью”. Мы пришли в этот мир, мы созданы из праха земного, и тогда в этом теле была селена души. Как у любого живого существа, тела и души в начале были чем-то целостным, и тогда человечество совершило ряд шагов к атрофии тела компонента. Появилась специализация, скажем, Молдова и женское белье-это абсолютно разные структуры тела. Технической цивилизации ухудшилось нашу отдаленность от природы.

Правда, в какой-то момент человечество о том, что не в порядке, и появились методы тела, улучшает. И если в Индии пошли по пути развития тела, вместе с духом, Европа решила просто совершенствовать тело: бег, метание ядра, поднятие тяжестей и т. д., Но пришел XX век, и светлые в мире механизации, электрификации и урбанизации сделал тело, наконец, нашей группе.

Знаете, в свое время, работая в США, я говорю в лицо, понял много. В “Макдональдсе” приезжает машина, опускается стекло, и оттуда руки сует долларов. И на этом же уровне, но из одного окна в другое, чья-то рука подает big mac. То есть, выйти из машины, вставать, ходить-тюрьма работы. Так, в результате, тело достигло высокого уровня деградации. Но, во всяком случае, его спасало то, что осталось в нечто призрачное, в связи с душой и психикой, скажем, в области связи, в области связи.

— Ну и что Олимпийские, Олимпиады, чемпионаты по различным видам спорта?

— Мы идем на футбольный матч, и он может понять все. 22 человек, автомобиль, мяч и 22 тысячи видят — вот это отношение, которое существует сегодня в мире.

— Но фитнес, извините, полных; еще раз секс… — тело, как говорится, в движении…

— У меня есть “Камасутра”: очень хорошее издание, с комментариями. Его подготовил Институт восточных исследований. И я должен сказать, что большинство поз в “Любил” для современного человека, более тематические и даже опасным.

— Вы это серьезно, профессор?

— Конечно, там такие немыслимые позы, что мужчина так легко переломить себе позвоночник, находясь на грани инсульта. Что касается целей, то здесь также сумки в арифметике: специалисты подсчитали, сколько людей занимается, и разделили на количество населения цивилизованного на Земле. Оказалось, что по десять часов в день (!!!) человек смотрит на какой-либо экрана (Телевизор, компьютер, iphone) и только 18 минут в день занимаетесь в тело. Это Апокалипсис! Но не это самое страшное.

— И что, по его мнению, после этих цифр можно ожидать от нас?

— Сейчас появилась новая, еще более опасно атаковать — все переехали в Интернет, и здесь, на Земле, мы уже почти не существует: по десять часов в день среднестатистический гражданин проводит в художественной литературе жизни. И в Интернете человек общается словами, тело его превращается в не нужного, и что-то совершенно чужой. В последние годы, я совершенно вредны, работая в театрах: каждый раз, актер не может выполнить тело то, что я ему объясняю словами. Разве народ Opel? Не, с мозгами нормально, но возник полный разрыв на линии “мозг–тело”: мозг, понимают, но до тела сигнал, посылаемый в мозг, не доходит.

Эксперт актерской пластики поведал о магической связи души и тела

Меня чуть не побили в очках Games

— Что такое особенное должно произойти в жизни Андрея Смолы, я за тобой, в целом, стать инженером и строить мосты раз день, повернулся на 360 градусов, и начал движение, тело, театр?

— Я-ребенок войны, трех лет голода, жизни во Львове, на оккупированной территории. До теперь я знаю, как зарабатывать на жизнь в открытом поле, какие растения можно есть, а какие нет. В 45-м пошел в школу абсолютного движения, с сауной, в ловушке, чужеродных генов организма. И молодой человек, когда я понял, что смотреть этот физический урод, я решил: “надо что-то делать”.

Я начал ходить на танцпол. И он начал танцевать — сначала автомобиль не, как все (“шаг вперед и два назад”), но постепенно более свободно. И в этот момент во Львове впервые в СССР появился Джаз-клуб — там, играя и слушая джазовую музыку. И я рискнул пойти в клуб и там начал танцевать. Сначала меня чуть не побили искать дом, а потом привык, и через некоторое время, даже называли jam session в США музыкантов в симфонический оркестр США, хотел бы посмотреть во Львове, было несколько музыкантов). И здесь стали играть импровизации, и я начал импровизировать тела под Джаз вы не просто танец, а танец явных меланхолию, страсть, боль, что есть в музыке.

Тогда я купил штангу на 80 кг, гантели, начал перетаскивать, но я понял, что это глупо. И тогда я Ruby Джаз, взял в руки Шанхая и пошел с ними танцевать импровизацию. То есть, укрепить мышцы, я равномерно тело живого существа. Я был сам себе хозяин, бродя, по сути, в темноте: он танцевал все, что видел и слышал. И после многих лет Зосима Павлович, как хорошо, когда учили биомеханики у Мейерхольда, а затем, после реабилитации, показывал, Я увидел, что художественное движение, я подтвердил, что я двигаюсь в правильном направлении, и мое будущее. Так что театр меня интересует, потому что изначально был заложен симбиоз тела и души. И только мышцы никогда меня не интересовали.

Как ты не не мог с ходу на сцену, чтобы сделать сальто

— Имеет большой опыт, перед глазами прошло не одно поколение актеров. Когда, на ваш взгляд, был золотой век (если он был) любовь и дружба души с телом, и тело с душой?

— В конце 60-х, когда я приехал в Москву, в театр, все были слишком заняты, с выражением чувств через тело. И теперь все заняты, в основном, трюки. И эта потеря произошла за последние 20-25 лет. Я понимаю, что Иннокентий как ты не мог сделать на сцене, с ходу сальто. Так же, как Леонов Евгений Павлович вряд ли мог сделать кувырок-водопад, через два стола, как это делают некоторые из моих учеников. Но — я работал с обоими — что неуемно владели вражеские души и тела. И поэтому они были Художники с большой буквы.

— Тогда можно объяснить, пожалуйста, в пример нестандартных параметров Женя Леонов взаимосвязь духовного и плотского? После всего, он же маленький, двоих, никаких нормальных пропорций…

— В театре Станиславского Евгений Павлович играл в “Старого” Корона — шоу вышел сразу же после того, как освоены сыграл роль провинциального винодел Иван Train в пяти метрах от “Тридцати трех” и стал страшно популярным. В целом, расцвет ее же, и здесь, на “Антигона”: на сцене круглый шарик играет жестокого тирана. Зал в свое первое появление готовился к смеху, но он сделал что-то, что всю шарообразность месте исчезал, он был жестким, даже страшно. Ваш партнер Лиза моя кухня признавался мне, что в данный момент я очень боялась: “Да он чудовище!”.

Эта трансформация произошла с ним, потому что, принимая роль в, он получил его “колобок” преобразовать так, что никто и не видел, как этот милый мог, Cold и т. д. То есть, определенное настроение, характер, определяют все внешнее — человек меняется на глазах, и происходят таинственные метаморфозы его у тебя, сияющий, не забывайте и жестокость тирана.

Или я помню, что однажды Михаила Ульянова, предложил он учился на встрече со зрителями (был такой формат на ТВ), и спросили, что значит быть актером: “в том, что просто выжить? Тетя Маня тоже выживает, когда Джон приходит домой пьяный”, — какой ее определенный тип зрителя. Ульянов растерялся в начале, потому что вопрос с подвохом.

“Актер…” — сказал он, вставая и простирая руки, и как бы висеть в воздухе. Возникла пауза. Затем он начал очень медленно, меняется выражение лица, глядя на собравшихся. Все сидели, вина на стульях, и все глаза смотрели на него. И Ульянов, защита после паузы три минуты, сказал: “вот что значит быть актером”. Ни Шекспира, — он взял зал и три минуты держал, не отпуская его. И на сцене остался зал, но уже с именем какого-нибудь Патриция, полководца, человека, общая.

Эксперт актерской пластики поведал о магической связи души и тела

За двадцать лет работы не было ни одной просьбы не трогать

— Тело — и как никто не знает, — инструмент художника. Жанр мюзикла требует, полностью основанный на владении. И вы видеть почти в каждом выступлении, что все студенты театральных университетов почти не физических людей с ограниченными возможностями. Это стиль, фигура речи?

— Не только — например, в советской армии с двенадцати призывников не является его рубашку: инвалидность, остановки не работает. И теперь почти все студенты плоскости ноги, которые не выходят за “AIS” и “adidas” – это протез, воспроизводит прекрасно пел. Таким образом, я начинаю с подъема ног студентов. Кроме того, для почти всех, как букет старческих болезней. И необходимость невероятные усилия и нестандартные подходы, чтобы помочь учащимся восстановить в год природа. Все еще можно.

— А положительные примеры сегодня среди будущих актеров можно найти?

— Теперь больше, чем я чувствую запах примеров — эффект Ни-Крюгера. Это такой психологический парадокс, когда менее компетентные люди считают себя его доводу и не склонны сомневаться в себе и своих возможностей. “Невежество чаще рождается из уверенности, что знания” – это Дарвин сказал. Почему я это процитировал? Скажем, приходит ко мне на занятия молодой человек, видит своих коллег-инвалидов и, при необходимости, делает стойку на руках, да еще так проходит пару шагов. На фоне людей с ограниченными возможностями — он король, но на ногах стоит плохо, двигаться вперед в других направлениях не может. Но есть серьезные ощущения, что он является Богом, избранным. Но, к счастью, есть меньшинство, которое что-то может и хочет продолжать учиться, понимая, что этот путь бесконечен. Но это в одиночку.

— Как в этом случае выглядят американские студенты? Вы же на протяжении многих лет он преподавал в США в театральных школ, в том числе в Летней школе, МТ в Бостоне.

Это Летняя школа Станиславского, впервые открыта Олег табачных изделий в Бостоне. Два опыта здесь были очень важны для меня: во-первых, американцы умеют работать и принимать; нации — легко учится и но она стоит, чтобы выжить. И второй, – это ужасное открытие: я пытался говорить с ними на одном культурном языке, в терминах, известных ему, как я и думал, имена художников, писателей. Но смотрю-передо мной совершенно пустые глаза, ноль реакции. Никаких рамок, Меню ее по дороге, Calendar, не знают. Теперь подобное происходит и в нас.

— И еще один сравнения уже артистов, наших и американских, с физической точки зрения.

— Американцы спасает два культа: во-первых, культ физической форме— они вынуждены ее держать. Поступая на работу в театре, актер в США накладывает на себя досье: где учился, какие курсы, мастер-классы, семинары, произошло — то есть, чем занимался после окончания актерской школы, и даже на пике своей карьеры.

— Но его уроки, насколько я понимаю, связаны с контактом тела, то есть, так или иначе, вы должны обнять, держать студентов и учащихся. В Америке такие вещи пассивный клятва.

— У них эпидемия началась уже в 90-х годах, но не девушка — она пишет о тебе, тележки, тебя поволокут в суд и другие. Таким образом, свой урок начинал так: “Дамы и Господа, извините, но я приехал из дикой России, где мы привыкли друг друга хватать за что ни попадя. Поэтому, не обессудьте, если я вас, вдруг, случайно достал. Но если вы совершенно против этого, пожалуйста, скажи мне, на ухо, в жизни других людей”. За двадцать лет работы не было ни одной просьбы не трогать.

Эксперт актерской пластики поведал о магической связи души и тела

Голос Андрея Миронова, полностью красивый, но нарисовал кота с меня

— Ты очень много работал не только в театре но и в кино.

— Много, скажем, пластика было, например, в “Сказке странствий” Александра Mitte с Андрес Миранда в главной роли, в “Легенда Телевизор” Крыло и Nova. Я там много чего сделал, но в одной из сцен, которая пришла мне в голову и подарила мне вкладку, я горжусь. В сцене, когда его Не берет Тиля в мужья, чтобы освободить вилы, я предложил сделать так: он хватается за веревку, по которой он будет висеть, и запускается на ней, как на поезд, с радостью, качать.

— Это правда, что именно вы рисовали героев из знаменитого Советского мультфильма “Голубой щенок”? Как было сделано: вы позировали, фотосессия?

— Режиссер мультфильма Ефима Гамбурга пригласила меня работать с художниками, показать, как они могут переместить персонажей из мультфильма. Я приехал на студию, стал показывать, и вдруг режиссер крикнул: “Камеру в студию! Снимаем!” Я начал фантазировать, что делают разные персонажи, как рыба-пила. И, конечно, кошка… Голос Андрея Миронова, полностью красивый, но нарисовал кота с меня.

— Если продолжить тему фильма, какое место в нем занимает Настасья Кински? Что это были за истории?

— Это очень романтично. Я могу в Италии по приглашению Ежи закричал и конференции, ему посвященной. В Риме, я иду по аэропорту к выходу, и я вижу и с табличкой на английском языке — “Андрей”, и рядом с ним, Настасья Кински. Я пытался в его сторону, и мы начали разговаривать, и выяснилось, что они ожидают от директора Андрея Испании. После него в фильме “Униженные и очках” он ушел в отставку. И через два дня мы случайно столкнулись с ней лицом к лицу в центре Рима. Оба играю на сюрприз, сели в кафе, начали говорить о жизни, об искусстве. И когда он пришел на сцену в Москве, встретится с Испании, что я буду вашим консультантом деталей из пластмасс.

— Что она тебя произвела впечатление, с точки зрения вашей дисциплины?

— Ты знаешь, что она является более мощным? Славный, чувственности и чувствительности. Актеров, которые если, что внутри только один раз, так и снаружи. Она способна слышать и делать то, что ты просишь, и связь души и тела идеально создан.

Шекспир, как Пушкин, зацепили базовый принцип природы

— Тело-это философия?

— Конечно. Тело-это то, с чем мы живем. Мой главный вопрос: что с этим будет дальше происходить? Что с ним делать?

— Есть? Ходить? Размножаться?

— Главное не это. Самое главное в нем пре-по крайней мере-на. Теперь я говорю: после того как вы вошли в дом, в Ленте, я начал новый этап своего внутреннего развития. Я выходил на крыльцо подъезда, и я сказал: “Вот видишь, деревья, кошки, люди, дома. Затем я закрывал глаза и говорил: “И это ты. Ты в этом мире. Вперед!” И постепенно стал понимать, что значит находиться здесь.

Теперь я занимаюсь. Иду я по улице, идет навстречу пара, она очаровательная девушка, и я, как старый был такой, я смотрю на нее и вдруг понимаю, что она поймала импульс. И, как в любой женщине всегда чувствовать себя своего рода поисковик, я вижу, как она что-то насчет зрачков — и она уже не слушает то, что ему говорит напарник… Вдруг обнаружить, что вы можете войти в отношения с кем угодно — со всем миром. Вся наша сенсорная система должна работать. Это увеличит собственный объем жизни, способность жизни через тебя будет больше событий, впечатлений, ощущений, и жизнь будет более богатой и более интересной.

— Можно предсказать, что ждет театр, актер, зритель к концу и Sport распада Союза души и тела?

— Если мы, педагоги, пластик, давай, как некоторые мои коллеги, подумайте, что самое важное-научить актера, падать, падать в сторону права на забастовку — то есть набор каких-либо список, и не вернуть его в живой связи души с телом, у нас лет, то через 10-15 заведем театр полный тупик. Зритель, возможно, к этому привыкнет (“пипл have”), и только вспышки, нас будут радовать выступления отдельных и отдельных актеров в некоторых театров. Смотреть актеры из очереди заключенных текста или по очереди снимают трусы, это интересно. Я хочу увидеть актера личности, высылки в пространстве зрительного зала идеи, чувства, импульсы.

— Мне кажется, что это не может вернуть. Тем более, что некоторые теоретики современного театра утверждают, что театр уже не нужен актер.

— Но тогда и теоретические, должны быть согласованы не только актер театра, но и человек в этой жизни не нужен. Вы знаете, что в Японии уже был зарегистрирован первый брак с секс-куклой. Так что давайте мир мы оставим роботов, которых они сами же и театр сделают, и без наших идиотских советов обойдутся.