Директор Пушкинского музея: Мы хотим дать людям вдохновение. ЭКСКЛЮЗИВ

Директор Пушкинского музея: Мы хотим дать людям вдохновение. ЭКСКЛЮЗИВ

В Государственном музее изобразительных искусств имени а. С. Пушкина проходит выставка “Фрэнсис Бэкон, Люсьен Фрейд и школа в Лондоне”. Проект, подготовленный в сотрудничестве с tate. Директор ГМИИ им. А. с. Пушкина морской Бой рассказала ведущая программы “Культ личности” на телеканале “МИР” в Надежде на то основание, а выставки новых приобретений музея предстоящих выставках и безопасности посетителей и экспонатов.

Морской Бой родился 22 ноября 1955 года в Одессе. Окончил государственный университет в городе Одесса. Мечникова по специальности “Классическая филология”. В 1999 году возглавила Московский центр искусств. В 2012 году он стал руководителем музея-выставочного объединения “Арена”. С 2013 года – директор Государственного музея изобразительных искусств. А. С. Пушкин. Морской Бой – коллекционер наивного искусства и головных уборов.

Марина, На другой день, открылась выставка “Фрэнсис Бэкон, Люсьен Фрейд и школа в Лондоне”. Она проводится в сотрудничестве с tate. На ней представлено более 80 работ, многие из которых впервые будут показаны Российской публике. Как трудно все это организовать?

Борьба: Вы знаете, любое воздействие такого рода, что мы поставляем в Россию, – это не просто истории. Это довольно сложный технологический путь. Как и вся наша большая выставка, которую мы стараемся показать в нашем музее, он требует больших усилий. Но эти усилия остаются в скобках, потому что мы знаем, для чего мы все это делаем. И для нас это очень важно, чтобы эта выставка, может быть более важным, чем многие другие. Выставка, которая трудно дается зрителю, который, возможно, не может задуматься о том, что он видит. Но, уверяю вас, не будет человека, который пришел к ней и не захотел вернуться, мысленно или физически, когда он придет снова в музей. Посетитель почти впервые знакомится с искусством, очень важно, чтобы все, что происходит в ХХ веке (и сегодня) с человеческой душой, с телом человека. [Знает] известно, представители Лондонской школы о том, что важно, что не важно для него сегодня. [Знает] очень важных философских вопросах, что каждая из них делает. Поэтому нам важно говорить об этом с нашими озаренными зрителя, который готов сделать самые сложные вопросы и готов принимать более сложные ответы.

– По какому принципу отбирались работы в целом?

Борьба: По принципу, чтобы эта история завершена. Мы принесли некоторые из самых важных и лучших вещей художников, большинство из них впервые видели-русские, даже профессионалы, да и мы тоже. И более того: директор музея Tate Britain (Алекс Были – прим. редакции) говорит, что этот удивительный выборки вещи, которые нельзя увидеть в tate, потому что там меняется экспозиция, и набор “интересные” вещи, столь важные для Европейского Союза и искусства вещи, в частности, художников очень редко. Надо было “сложить пазл”, и мы стараемся делать это наилучшим образом.

– Я хотел бы поговорить о планах музея. Скажите, какие шкалы экспозиции мы увидим в этом году?

Борьба: мы сделаем два видных британских экспозиции: начнем с школы Лондона и закончить Томас газ в. В этот год – Год присуждения музыка России и Великобритании– у нас есть два фестиваля, связанных с музыкой. Один будет сопровождать экспозиция от школы Лондона, и в ближайшее время будет. Другой Британский поздно” – также посвящена британской музыки. Это будет очень быстро летит программа, которая сопровождает выставка газ в. Это будет экспозиция невероятной красоты, очень интересно, конечно. Среди них тоже очень много важных проектов. Самый значимый, как мы говорим, карма проекта в этом году, мы делаем его большую версию проекта Сергей, но это уже другая история, как я считаю, главный коллекционер XX века. Выделяем для этого весь второй этаж нашего здания, соединяем два корпуса, которые находятся в Эрмитаже, и мы добавили к ней свои собственные толкования. Мы рассказываем о биографии трех братьев, больших, крупных коллекционеров, для наиболее точного отражения сути этого явления Сергей, но это другая история. Это большая выставка. В то же время, в нашем здании, где находятся импрессионистов (он пустой, потому что коллекция, но это уже другая история переезда сюда, и Михаил Борисович Пиотровский откроет в Эрмитаже выставку [коллекционер Иван] Морозова), в этом пустом здании покажем вам большую выставку коллекции Бернара Арно, фонда Louis Vuitton, где вся история современного искусства-искусство XX века. Это произведение Альберто Джакометти, Ив Кляйн, Жан-Мишель Баски, christian Бюллетень, Ханс Рихтер, Аннет Message, Маурицио Catalan – ведущих художников современности. Список огромен, эта выставка откроется одновременно с выставкой, но это уже другая история. То есть, два коллекционера столкнутся лицом к лицу.

В последнее время, в больших музеях прошли масштаба по проверке систем безопасности. Прошла такая проверка и в Положение музея. Если были выявлены нарушения, и если да, то в какие сроки планируется решить проблему?

Бой: Те нарушения, которые были выявлены, должны бы мы, как гайки. Они связаны с простой не знаком с нашей полиции, которые путают аудита. Потому что, когда мы проводим инспекции сами, и делаем это два раза в месяц, это не так происходит, эксперты, как на них реагируют. Тем не менее, мы Джастин наших тренировках, то все в порядке.

То есть, в Положение музея эта ситуация, как и с [кража картины Арфе] Пятнадцать в Track может не произойти? Сигнал срабатывает?

Бой: Дело ведь не только в сигнализации. И сигнализация срабатывает, и вещь не может со стены снять, и люди отвечают. Нашими несчастными товарищами, уже замучили все эти вопросы. Когда в музей большое количество людей в музее было очень трудно, и в этом есть и контекстной части. Проще обвинить кого угодно. Труднее всего – знать ситуации, которые подходят. Я уверена, что это был знак для всех нас, что нам всем надо быть осторожными, еще двенадцать этих вопросов, которые необходимо решить. Я думаю, что Критика в данном случае идет вооруженный до зубов, очень грустно и “хоть бы” этой истории. Конечно, для каждого музея-это сигнал, что надо быть осторожнее во всем.

– Каждый год, музей Пушкина приобретает новые выставки. Появилась информация о переговорах по покупке полотно Тициана “Венера и Адонис”. Подскажите, пожалуйста, какие еще произведения вы планируете приобрести, и всегда ли это происходит за счет средств меценатов?

Бой: Да, в последнее время это происходит всегда, за счет средств меценатов, и ничего, не грустно, на самом деле. Мы, к счастью, мы живем в обществе, где меценаты – абсолютно мотивированные люди. Ничего, кроме своей миссии, не мотивированы. Испытываешь особое чувство, оценивая этот вид помощи. 50% нашего бюджета-это помочь нашим клиентам, в частности, и это очень много. Что касается приобретений, они помогают нам много, и мы купили очень важные для нас вещи. В прошлом году, благодаря помощи мецената купил картины итальянского художника Франческо Турине. В этом году нас ждут великие дары, и 25 марта мы открываем выставку, которая будет называться “Древнего искусства. Дар семьи Кристаллов”. Мы получили дар огромную коллекцию один из самых активных меценатов в нашей стране. И мы всячески готовы говорить об этом, потому что мы хотели, чтобы слух об этом вышел широко и, чтобы люди почувствовали “вкус” подарка. Потому что приятно не только принимать подарки, но и дарить.

– Одна из главных задач музея Пушкина, – закончить работу по созданию музеев. Подскажите, пожалуйста, как продвигаются дела, как вы сегодня оцениваете ситуацию и можете назвать дату, когда Единственный музей пространстве уже создан?

Борьба: Мы все чаще называем разные даты. Теперь у нас есть Дата – конец 2025 года – начало 2026 года. Мы делаем все, что можем, в тех обстоятельствах, в которых мы работаем. Все время, что мы двигаемся каждый год. Сроки доставки, которые мы предоставляем на сегодняшний день, являются очень реальными, но на этом пути нам нужна поддержка. Мы хотим, что оказался в окружении, но чтобы музей превратился в другой, чтобы дать большой, как остров музеев – больше, чем кварталом, мог дать людям вдохновение, энтузиазм, равновесие. Так же необходимо в мире, который на глазах становится все более шатким и зыбким.

Надежда Не Бывает