Человек, за которого погиб спецназовец Белянкин, ушел в отказ

История убийства в Польский солдат Никита Белый, не прекращается. Но остается еще много вопросов. За то, что произошел конфликт в баре заведения, который стал инициатором драки, что участников драки схватил нож и признают, если прямых свидетелей происшествия, виновным в этом мы говорили с ранеными, Александр, Сергей.

фото: социальные сети

Один из участников драки в поселке Пик Каире района Московской области — 28-летний Александр Сергеев. Он получил ножевое ранение в живот. Сейчас находится в больнице. Которая приходит после операции. Голос слабый. И, по-видимому, человек с трудом вспоминает события ночи.

Между тем, СМИ сообщили: подозреваемые, которые удалось остановить, – утверждают они, – конфликт, в котором погиб спецназовец ГРУ, предположительно, начался с оскорбительной фразы в адрес других посетителей кафе, которые произнес потерпевший Сергеев.

– Как ты себя чувствуешь?

– Постепенно на, – говорит Александр Сергеев.

– Скоро вас выпишут?

– Я не знаю, у меня первый раз убили. Больше скажу, я вообще первый раз оказалась в больнице в качестве пациента.

– Вы ведь по профессии врач анестезиолог?

– Все это правда.

– Правда ли, что спровоцировали конфликт, когда оскорбили посетителей?

– Не могу сказать. Может, я не могу? Но я не мог закидать людей ярлыки. Без этого не собирался звонить.

– Оскорбление людей, а не свою историю?

– Раньше никогда его не отмечает никто.

– Может, выпил много в тот вечер и забыл небрежности брошенной фразы?

– Выпил, конечно. Но оскорблять людей без причины… не, Не у меня подобное поведение, в принципе, не свойственно.

– Могли бросить в адрес посетителей с фразы в ответ на ваши действия?

– Скорее всего. Но с этими словами я все равно вряд ли было бы похмелье. Я с головой дружу. В области не очень похож.

– Много посетителей было в кафе?

– Человек 10-12.

– Все столы были заняты?

– Вероятно, да.

– Вы сидели с другом???

– Да, мы сидели с другом, что-то обсуждали, никого не трогали.

– Много выпили?

– Две бутылки, наверное.

– Сколько времени вы пили пиво?

– Полчаса. Максимум один час.

– Бить вас стали в школе?

– Нет. Мы бросились на улицу.

– Он дал понять, что вы собираетесь вставить?

– Я не понял.

– Те, кто бил – не объяснили?

– Нет.

– Правда ли, что один из работников кафе, принял участие в драке?

– Это, скорее всего, принимал участие владелец.

– С чего вы взяли, что владелец?

– Я пару раз была в кафе, и всегда видел там этого человека.

– У него нож в руке?

– Я не понял, что у него нож. Вдруг произошло. Но, наверное, он. Облысение может. Под описанием исследователей, очень похоже.

– Только один из нападавших был нож в руке?

– Да, только один.

– Сколько времени длилась драка?

– Скоро все закончилось. С нами много времени, что не церемониях. Развели нас с другом из разных углов и начали избивать. Я долго не били — но она бросила нож и все. И еще продолжали стучать.

– Вы просили, чтобы он остановился?

– Наверное, попросил. Я всегда стараюсь мирно решить проблемы.

– Часто они борются?

– Да, вы, что. Я никогда не дерусь. Абсолютно не скандальный человек.

– Твой друг сейчас в каком состоянии?

– Более-менее Приштина, ваш нож не но ему. Я думаю, что имеет многочисленные повреждения мягких тканей, может сотрясение или закрытой травмы головы.

– Он не общается с прессой, почему?

– Не хотите. И ее имя, попросил не называть.

Человек, за которого погиб спецназовец Белянкин, ушел в отказ

– Вы помните покойного Никиту Вифлееме, что заступился за вас, и потерять?

– Я в тот момент был с раной в животе. Я еще не видел этого парня. Он услышал выстрелы и все.(Вифлееме вытащил TravelMate – “МК“).

– Как скоро все закончилось?

– 10-15 минут прошли, и затем те, кто нас бил, бежали в разных направлениях.

Не в машине, а мы пешком ушли?

– Да. Несколько районов ушли.

– Помните, как прибыла “Скорая”?

– Плохо помню.

– Как вы находитесь в области?

– Я живу там.

– Часто заходили в кафе?

– Два раза был.

Говорят, что создание скандальной славы?

– Я не знаю. Я не так давно переехал в зону. Вот в голову и попал в кофе.

– Следователи ему показали фотографии подозреваемых?

– Показали.

– Он признает, что все участники драки?

– Боюсь, что нет, я считаю. Когда много людей, которые тебя окружают и начинают атаковать, как правило, не вглядываешься в их лица и пытаешься заткнуть властей.

– Так что, если вы не признаете, ни в чем не признаются?

– Во-первых их все поймать, и процесс идентификации — вопрос десятый.

– С родителями Никиты Вифлееме вы связывались?

– Нет.

– В социальных сетях ничего им не писали?

– Нет. У них горе. Не до этого.

Вам также может понравиться