Аппетиты растут: РПЦ потребовала музей Андрея Рублева

В Росимущество полетел на рыбалку Патриарха Кирилла, передать Русской Православной церкви, контроль над Спасо андроид-это монастырь, в том числе и на расположенный на его территории музей Рублева. В своих требованиях русской Православной церкви, исходит от закона 2010 года О передаче религиозным организациям имущества религиозного, который находится в собственности государства”. Этот документ позволяет церкви иметь право почти на любые религиозные объекты, которые находятся в собственности государства. Адрес музея — резко против такой инициативы.

Два года музей сообщества и всех людей, которые боролись за Исаакиевский собор никогда не был собственностью церкви. Более двухсот тысяч человек тогда сказали “нет” этим планам русской Православной церкви, и, наконец, Исаак удалось отстоять. Но это было не так: Патриарх Кирилл нацелился на целый комплекс Спасо-новый год монастырь самый старый храм — Спасский, и это было бы хорошо, но это абсолютно возмутительно — в музее Рублева.

Корреспонденты “МК” дозвонились бывший директор музея Геннадий Попов, и сказал, что в этом попытку со стороны русской Православной церкви началась давно. “Но тогда, в Министерство культуры, времени, пространства, – говорит Попов. — Я пережил все эти закрытия, открытия, реорганизации и другие метаморфозы десятка раз. Поэтому, я не буду Комментировать: необходимо понять, чего хотят обе стороны”.

То, что происходит сейчас в музей? Его нынешний директор Михаил Кошка, пытаясь сохранять спокойствие, говорит, что пока никто с внеплановой проверкой не приходил.

— Какие поставить защиту в таких случаях? Что вы сделали?

— Мы направили в Росимущество письмо, в котором изложили нашу позицию. Мы считаем, что передача всего комплекта целесообразно. Музей занимается, в основном, аналогичные Русской Православной церкви задачи, представляя религиозно-художественного наследия, предлагает широкий спектр зрителей в православный культурный контекст. На самом деле, выполняет миссионерскую функцию, направленную на продвижение православия. С другой стороны, музей выполняет государственную задачу, потому что является носителем культурного кода нации, своих учеников, студентов, молодежи, различных социальных групп.

Кошка также отметил, что чувствует большую поддержку со стороны посетителей музея:

— Мы, что многие люди пишут, что готовы действовать в нашей поддержке”, – говорит он, имея в виду, что стремление РПЦ захватить памятников архитектуры-это тенденция. По его словам, в собственности церкви могут также входить и верь в это,-в человеческом музея-заповедника и Владимиро-Суздальский.

Это негативная тенденция, направленная на разделение культурного и профессионального сообщества, и для церкви, – сказал “МК” Кошка. — Мы должны быть конструктивные взаимодействия, сотрудничества, а не конфронтации.

В свою очередь, начальник Научно-реставрационного центра имени Записи Александр Сумасшедший я уверен, что компромисс возможен. “Такие прецеденты были. Например, Пнул монастырь в корзине там пришли к соглашению. Там музеи фонда внесена в государственный музей, а здания в управление русской Православной церкви, и вместе показывают музейные фонды в зданиях. Я думаю, что здесь есть, чем сесть за стол переговоров и решить: мухи отдельно, котлеты отдельно”, – сказала Лиза корреспондент “МК”. Кроме того, по его сведениям, музей Андрея Рублева представил концепцию расширение музея, и одобрили. Вам дают несколько зданий напротив Спасо-новый год в монастырь, что позволит увеличить вашу выставку.

Директор ” частный Музей русской иконы Николай принимает наркотики считает, что, даже если передача музея Рублева русской Православной церкви рассматривать как правильный шаг, то он должен быть тщательно продуман и подготовлен.

— Поставить вопрос: “Освободить в музей, чтобы монастырь” — это неправильно. Потому что, на самом деле, музеев у нас два — их. Рублев и нашего, есть еще небольшой офис, в Третьяковской галерее. Здесь самое главное-не разрушить музей.

— Есть ли у русской Православной церкви, опыт и умение держать хрупкие артефакты, как значки?

— Насколько я знаю, в русской Православной церкви сейчас пытаются. К нам в музей приходят его представители, заинтересованы в том, чтобы задавать вопросы: какие должны быть витрины, обеспечение сохранности… Но я бы сказал, что это начало пути. В музеях этого типа должны быть дорогие установки подготовки воздуха, поддержания температуры (+20) и влажность (50%). Наш реставратор, каждый день обходит все кабинеты и наблюдает за этими параметрами.

Шоком стала новость о планах русской Православной церкви, захватить музей Рублева, чтобы директор Московского дома фотографии Ольга Пол:

— Вы меня прямо другим-эта новость. Это безумие! Нам не нужны для него. Это красивый институт духовной культуры, который многие годы работает. Да и директор музея Мигель Кошка — настоящий профессионал. Он же в молодости реставрировал иконы, потому что он очень хорошо знает свое дело. Для меня, лично, музей Рублева — истинное место силы. Девочка там ходила с двумя своими бабушками. Ощущение, что РПЦ, что само по себе был мучеником большевистского передела собственности церкви, стремится продлить свою собственность. Если кому-то что-то хотел для чая и забрать. Храм Опера, музей работает, в люди, приводят своих детей. И самое главное — их содержат профессионалы, знатоки музеев техники. Церковь Track потребует значки! Во всем мире иконопись находится в учреждениях, путешествует по миру и радует людей духовной культурой.

Аппетиты растут: РПЦ потребовала музей Андрея Рублева

Эмоции, Если разделяет и директор Государственного музея изобразительных искусств. Пушкина Марина Борьбе: “Я думаю, что это не хорошо. В этом случае, музей, рассказывая и показывая, памятники искусства, которые непосредственно связаны с функцией храм, как учреждение, должен быть союзником русской Православной церкви, должны работать вместе. Но, насколько я знаю, музей Андрея Рублева-это то, что делает: сотрудничает с церковью, сохранились памятники, показывает их людьми. Можно ведь отдать часть этого большого хозяйства, церкви и музей оставить памятник культуры”.

В ТО ВРЕМЯ КАК

С музеем Рублева произошло, к сожалению. На ваш склад в Москве, расположенный на 1-й Магистральной улице, пожара. Во-первых, СМИ сообщили, что в огне погибли шестьдесят две копии с фресок Феофана грека. Тем не менее, режиссер Майкл Кошка, в ответ на вопрос корреспондента “МК”, правда ли, что в результате пожара на складе сгорели фрески музея Рублева, сказал, что это полная ложь:

— Ни один объект государственного музейного фонда, являются частью коллекции музея, там не был, поэтому гореть не могут по определению.

Он, однако, пояснил, что в помещении, где произошел пожар, располагались исследований-вспомогательного фонда, складов и печатной продукции. Тем не менее, что это сожгли, и то, что не знает, потому что, по его словам, “Министерство образования и правоохранительных органов никто внутри склада не остается”. Потери пока считает экс-директор Попов: на складе сгорел весь тираж трех книг…