Алчные наследники художников закошмарили российские музеи и галеристов

Участники арт-рынка все чаще отказываются работать с теми, художников и создателей, они почти менее 70 лет. Речь идет не только об аукционах и частных продажах, но и на публикации книг, журналов и каталогов. Все потому, что в России не просто соблюдать законы, регулирующие права вычетов художников или их наследников, — право следования и эксклюзивности. Галерея и мозаика наруто в виде штрафов и судебных разбирательств с Ассоциацией правообладателей (СТРАНЕ). Да, и художников этой ситуации не в восторге.

В 2006 году в Гражданском кодексе Российской Федерации появились две новые статьи — 1293 (право следования) и 1229 (исключительное право). И в 2008 году была создана Ассоциация правообладателей для защиты и управления авторскими правами в сфере искусства (СТРАНЫ), которые доверили следить за соблюдением этих статьях гражданского кодекса. Поначалу все было хорошо. Участники арт-рынка приняли новые законы реальности. За рубежом работают подобные организации сотрудников правоохранительных органов. Аукционисты и галереи с ними уже привык работать, в случае международных артистов, это нормально, что в России собственную. Для художников же, инновации означало победу. “Многие живут в бедности. Когда на публикацию работы стали проситься, что уже были счастливы. Большая часть того, что дал надежду на то, что их бескорыстных трудов они, или их дети или внуки, когда-нибудь получат награду”, – вспоминает вице-президент Творческого Союза художников России, художник-Мария-Седан. Но потом что-то пошло не так. В музеях, галереях, аукционных домов, и даже историкам искусства посыпались письма с требованием по уплате вознаграждения, угрозы, суды и еще более строгих штрафов… Никто не спорит с буквой закона, но все в убыток механизмов ее реализации. На самом деле, о чем эти статьи? Что дают художники и то, что требуют те, кто в них выигрывает, в той или иной форме?

Строгий закон виноватых назад

Во-первых, на право продолжить. В международном праве под названием “право участия”. Суть в том, что автор должен получать процент с каждой перепродажи его произведения. Право является обязательным. То есть, не может отказать. Международное право не работает, если сделка, заключенная без посредника. Если продажи произведения через аукцион, художественный салон или магазин, то автор (или наследник) получает процент. Право остаться во многих странах, в том числе в России, действует 70 лет после смерти автора. Однако существуют и исключения: в Великобритании, распространяется только на живых.

Процент вычета законодательство каждой страны устанавливает самостоятельно. Может быть фиксированным, как, например, во Франции (3%), или различаться в зависимости от суммы сделки — более дорогой произведение, тем меньше авторского вознаграждения. В России, процент гибкой: 5% (при цене работы до 100 тыс. рублей) до 0,25%, если цена выше 17,5 млн руб.).

В начале 2018-го, Владимир Путин утвердил поправки к статье 1293 Гражданского кодекса Российской Федерации (в июне вступили в силу). Если раньше под действие закона попадали только сделки, совершенные с участием посредника (и, действительно, распространялись только на аукционы), теперь при любой сделке (за исключением физических лиц), необходимо предоставить сведения о продаже предметов искусства.

В том же смысле, выставить на арт-рынок из тени, узаконить сделки с произведениями искусства, оценить работу автора не только аплодисментами, но и на уровне экономики в целом (художник не должен быть голодным!). В десятках стран мира работают с такими законами и выполнения. Но в России соблюдение закона, существует масса трудностей. Почему?

Чтобы понять, обратимся к международному опыту. Возьмем, например, Германии. Там с 1968 года работает в немецкое общество по защите авторских прав в искусстве VG Bild-Kunst. Как там построена система оплаты право продолжить? Все человечество и медленно. Один раз в год, примерно в марте месяце, VG Bild-Кунс отправляет письмо листов всех галерей и аукционов (информация берется из Торгового реестра). В данной форме необходимо указать всех продаж товаров, облагаемых права в прошлом году, и рассчитать количество (4% от цены молотка или оплаты поставщику, комиссия галереи или аукциона, не является налогом, на сумму свыше 400 евро, и до 50 000, потом сумма уменьшается) и отправить организации. Проверка при продаже подлежит это право, и выставляет счет. Кроме того, вы можете стать членом общества и получить 10% скидку в правах дополнительную плату. И еще VG Bild-Kunst, на конкурсной основе финансирует проекты в области культуры и искусства.

То, что мы имеем? Каждую работу необходимо договориться заранее, или сразу после продажи. На веб-сайте любого общества, в котором сотрудников правоохранительных органов является реестр, где можно проверить — упадет или иного автора или исполнителя “по возрасту” в соответствии с правом следования, вы уже или Чикаго художник наследники, что хотите сделать высылке. Тем не менее, на веб-сайте СТРАНЫ список, кажется, что не полный, так что плательщикам, приходится “вручную” проверить, что каждый художник — это, значит, вводить в ассоциации, Устава. Участники арт-рынка жалуются, что для этого необходимо приобрести соответствующий диск. И в настоящее время кризисные времена для многих это не по карману.

И еще происшествия. Согласно схеме, опубликованной на веб-сайте СТРАНЕ, для осуществления права следования, вы отправляетесь в следующей инструкцией. Шаг 1: у продавца или посредника, который может выступать в аукцион, галерею, салон или магазин, необходимо предоставить СТРАНЕ информация о цене перепродажи и продавца. О цене — понятно, а вот на продавца… В этот момент и начинаются проблемы. Тот факт, что любой аукцион, обязан хранить в тайне сведения о продавец и покупатель произведения, если они не хотят раскрывать. В том числе и имя. Это, как правило, указано на соглашение сторон, такое право подтверждается законодательно (статья 7 ФЗ-152 (Конфиденциальность персональных данных). Какие законы соблюдать посредник?

“Это банальный рэкет”

Теперь на исключительное право на него еще сложнее.

Распространяется на любой результат интеллектуальной деятельности. Правообладатель может разрешать или запрещать другим лицам использовать эти результаты. Право действует в течение всей жизни автора и 70 лет после его смерти. То есть, вы не можете опубликовать репродукцию картины художника, нужно спросить у него (или наследника) – это возможно? Конечно, в письменном виде, заявитель (или его наследник) должен подписать договор. Предположим, что пленка выпускается в книги, брошюры, открытки, которые продаются. Автор должен получить за коммерческое использование своего произведения в его глаза, и лицо. Как все хорошо и правильно. Но на практике возник этот инцидент…

…В сентябре прошлого года в Музее архитектуры. Это (МА) открылась выставка “Александр Dance. Контуры глобальной эры”. В выставочный зал была витрина, интерактивный, где можно увидеть рисунки художника. Материалы МА предоставила Третьяковская галерея, работы являются частью музейного фонда Российской Федерации. Рисунки, воспроизведенные в каталоге, буклете, на баннере. Полученную МА в октябре Устава ассоциации правообладателей, стало для него неожиданностью. Выяснилось, что наследники Dance обратились к СТРАНЕ с заявлением об использовании изображений с нарушением исключительного права. Музей-фактуру в 261,950 рублей В случае отказа музеем, должны платить штрафы, СТРАНА обратится в суд. И тогда уже МА придется отдавать 10 тысяч рублей за незаконное использование каждого произведения, но и понести все расходы.

Алчные наследники художников закошмарили российские музеи и галеристов

Сказать, что мозаики были в шоке — ничего не сказать. У них не было, что посмотреть и опубликовать работу музейного фонда Российской Федерации, наруто штрафа. Вопрос появился в “круглом столе” по защите авторских прав в ЦДХ, что было в декабре. Затем начальник отдела по работе с плательщиками СТРАНЫ Алексей это в пояснил, мозаика: “Мы часто сталкиваемся с непониманием издательств и адреса музеев также нормы гражданского кодекса и закона о музеях. Это разные вещи! Закон о музеях определяет порядок циркуляции музеев. В статье 1291 куб. см (на исключительное право) устанавливает, что владелец оригинального произведения искусства имеет право разместить в каталогах и изданиях, посвященных его коллекции. Его коллекции!”

Далее последовал на переходном игра слов. Со мной так законы и смыслы. “Его интерпретации концепции “коллекции” – сажайте, слишком свободной. Выставки-это повседневная деятельность музея. Любой музей взимает плату за билеты”, — выкрикнул кто-то из зала.

Другие музеи обращаются к нам и все нормально-это Третьяковская галерея, музей Пушкина, “Гараж”, Музей толерантности… Выставка Ларионова, например, очистить”, — ответил это в.

Мы просим ГТГ обсудить ситуацию с рисунки, Dance, и вот что нам ответили: “Третьяковская галерея действительно давала Музей архитектуры. Это выставка “Александр Dance. Контуры глобальной эпохи” произведения. Dance. Исключительные права на произведения, Третьяковская галерея, не обладает. О нарушении Музей архитектуры. Это нарушение, мы не знаем”. В то же время, мы спросили в музее, кстати, “очищенного” Ларионов и сотрудничестве с Ассоциацией сотрудников правоохранительных органов. “Между нами и РАО в лице агента СТРАНЫ фактически заключен договор на воспроизведение и распространение произведения М. Ларионова в альбом “Михаил Ларионов”. Право мы покупаем только в произведениях М. Ларионов, которые не относятся к нашей коллекции”, — отвечал кратким “МК” юридическая служба музея.

Вопрос с изображениями Dance повис в воздухе, и пока еще не решена.

— Недавно мы вновь обменялись письмами, — отметил ситуацию, директор МА Елизавета Лихачева. — То, что мы думаем, в первую очередь, не входящих в Музее архитектуры, во-вторых, его владелец предоставил доказательства, что вещи были приобретены на законных основаниях в рамках договора купли-продажи непосредственно в семье Ларионов. Они покупали до введения поправок в закон об авторском праве, никому даже в голову не приходило заключать такого рода договора. Положение Быстро: все наследие Dance является предметом защиты авторского права. Наша позиция отличается. Мы верим, что есть исчерпывающий список того, что защищено авторскими правами, и приписывают авторское право на свидетельство. Вещи, которые были представлены на выставке, в этот список не может быть, потому, что ушли из семьи до того, как закон был принят. Авторские свидетельства выдавались после смерти, не только Dance, а также его вдовы.

Алчные наследники художников закошмарили российские музеи и галеристов

— Какова ваша позиция в целом о закон авторское право и действий в СТРАНЕ?

— Если в СТРАНЕ не менее, настаивать на своем, 90% Советского наследия будет просто заморожено. Никто не публиковать, не подвергая. СТРАНУ сначала по инструкции, претензии на их единственный, а потом в каталог и в этом издании публикуется не для зарабатывания денег, но и является частью выставочного процесса. Это, если хотите, на выставку, на бумаге. И затем они хотят денег экспозиции. СТРАНА пытается действовать в стиле 90-х годов. Это банальный рэкет! Пытаются навязать музеев дани. Это приведет к тому, что богатые музеи могут что-то сделать, и музеи, просто советские фонды, экспозиции и научного оборота. Здесь смотрите. Затраты на издание каталога выставки “АВАНГАРД-СТРОЙ. Архитектурный ритм Революции”, к которой теперь также предъявили претензии, — миллион рублей. Он будет платить полмиллиона СТРАНЕ за очистку прав своих тарифов. Если бы я знал, то взял и выставка, и каталог. Суть наших претензий проста: не определен объект авторского права, не установлены личности владельцев прав. СТРАНА не хочет создавать “правила игры”. Просто наезжают и пытаются получить юриспруденции. Но я не сдамся! Если надо, я дойду до Верховного суда! И не будет платить!

Музей архитектуры можно понять: это значительные суммы двух выставок: 261 тыс. руб + 500 тыс. руб.), что публика музея, не тянуть.

Что сказать, четыре миллиона — на такой штраф высокий издательство “Наше искусство” за издание альбома акварелей и театральных эскизов “Веселый работник” alexandre benois (не учитывая госпошлину в 43,5 тыс. руб.). Только за то, что в издательстве узнали, что интересы Александра Бенуа, который является членом французского общества по коллективному управлению правами ADAGP, в России СТРАНЕ. Российское авторское общество (РАО), под которым работает Ассоциация сотрудников правоохранительных органов, заключила соглашение с ADAGP, и теперь представляет интересы своих членов на территории РФ. Тем не менее, в журнале авторов РАО и СТРАНЕ Бенуа не гетто. Ce la vie. Теперь, этот вопрос решается через суд. Издательства требуют не только выплаты штрафа, но уничтожение тиража.

“Броня оставить за дверью”

И что они художники? На самом деле, в защиту своих интересов, на которые направлена деятельность СТРАНЫ.

— Если раньше, в советское время была престижной, художник и его прогресс занималось государство, сейчас-заслуга небольшой группы энтузиастов. 25 человек в России. Для сравнения: в Лондоне — около 1400 галерей. Мы считаем, что публикация хотя образ современного искусства, достижения. В начала деятельности в СТРАНЕ, был большой скандал: GUCCI организовал выставку и издал каталог. СТРАНУ указал на колоссальные штрафы, то скандал будет замят. По секрету вам скажу, что многие художники сами, бассейн, для в этом каталоге быть”, – говорит Мария Седан, вице-президент Творческого Союза художников России, в котором состоит более чем из 15 тысяч художников и более 2000 наследников авторов, которых уже нет в живых.

После истории, все сильно испугались и стали в каталогах указать авторов, и в серьезных проектах подписать контракты со всеми артистами, которые дают право на публикацию в Союз художников.

— Скандал GTI немного больно, другой раз современное искусство идет в ногу со скандалом, что общество осознало, что существует. Но в консервативного музейного сообщества, нам кажется, это переходит все границы, – добавил представитель tlc и привел пример. — Работа председателя Союза, заслуженный художник, член академии художеств Константина Худякова часто цитируются. Он уже часть истории искусства. Вам звонят взволнованные кандидаты искусствоведения и сказать: “я разместил свое фото в наш философский журнал, и пришел этот страшный бумага СТРАНА! Теперь Кря будет снять их прав управления Ассоциацией. Правда, это очень нудная процедура. Мы, художники, мы не хотим, чтобы искусство стало похожее на бухгалтерию или уголовного права. Мы хотели бы, что искусство остается искусством. Проблема с музея или галереи должно быть деликатно, правильно, броня оставить за дверью.

Кстати, 10 авторы уже потрудились изъять свои права из управления СТРАНОЙ. Среди них Юрий Альберт. Мы спросили художника, почему он это сделал.

— Ответ прост: без них проще и быстрее. Все мои мало продаж, аукционов, в России легко найти и связаться с аукциона напрямую. Мне пару раз в десять лет были получить процентные ставки аукциона. Сумма в районе 100 и 300 долларов. Для меня Нельсон, но для этого офиса — копейки. Недавно, например, один раз мне позвонили с предложением дать. Я про этот аукцион. — M. M.) не знал, — сказал Юрий “МК”.

В самом деле, многие художники проще самостоятельно распоряжаться своими авторскими правами. Таким образом, художник Дмитрий Мочи некогда продал исключительные права на изображения, Пулково не принимает” (2008), музей Редко, и в 2016 году, написал и выставил на продажу работу, с тем же сюжетом. Музей предъявило претензии к художнику, и потребовали 500 тысяч рублей за нарушение авторских прав. Последовали суды, где Мочи вышел победителем (музей будет обжаловать решение). Не будем углубляться в суть конфликта, что еще более важно — художнику легче понять себя, свои права, без участия СТРАНЫ.

Что в сухом остатке? Возмущение вокруг авторских прав на артистов в России назревает давно. Закон есть закон, надо делать, но люди, не пользуюсь, как. Это означает, что это не так. Кто-то выше, самое время задуматься о том, как создать механизм выполнения закона. Создание журналов, установить сроки, для того чтобы отрегулировать тарифы” — навести порядок. В противном случае, закон будет иметь обратный эффект. Не покажет и рынок искусства “серой зоне”, но, напротив, парализует официальных продаж и выставок. Люди начнут торговать, искусства, подпадающим под действие 1293 и 1229 статей гражданского кодекса, из-под полы. В частном порядке. Поскольку сделка между физики и не попадают под действие закона. И галерея исчезнет с рынка: перестаньте заниматься художников, которые умерли менее 70 лет. Это уже происходит. Искусствоведы будут бояться размещать фотографии произведения художников. Музеи перестанут показывать произведения искусства, которые подпадают под действие закона. И эти же авторы и в этот, и потомки их будут ждать несколько десятков лет, и чудо, благодаря которому он открывает гений своего деда.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

В последнее время, ситуация с авторским правом в России обсудили на “Песок” – юридический форум, организованный Международной Конфедерацией антикваров и арт-дилеров (САПР). Модератор форума, адвокат MAD Станислав Holding сделал для “МК” результат: “Возможно, что для нынешнего Использует (Общество по коллективному управлению правами), в условиях, когда практика еще не сформирована, суд — наиболее эффективный способ решения противоречий. Деятельности в СТРАНЕ снижается активность бизнес-процессов, в которых участвуют не только частные галереи, но и государственные музеи. Поэтому мы предлагаем комплекс мер по доработке действующего законодательства в этой области:

— регламентировать обязанность по уплате роялти за право остаться (то есть, авторского вознаграждения, в случае, если перепродать объект искусства) покупателю в произведение искусства. И, следовательно, для сбора; сумма сделки без дополнительных комиссий и налогов невредимым;

Алчные наследники художников закошмарили российские музеи и галеристов

— часто на аукционах добрый день, маленькие картинки, поздравительные открытки, работы современных авторов и другие., продаются по низким ценам — 300-500 руб., например. В этом случае, стоимость оплаты сбора превышает размер этого сбора. За то, что вы предложили закона минимальный порог продажи произведения искусства, для выплаты вознаграждения по праву следования;

— практика, что сейчас происходит, является новым на рынке искусства в России. Рынок искусства-это труднее, чем на рынке товаров широкого потребления, например. Существует специфичность, очевидно для профессионалов, но непонятной для стороннего наблюдателя. Для формирования работающей системы по сбору, мы считаем, что важно ввести в наблюдательный Совет ЗАНИМАЕТ (Общество по коллективному управлению правами) в лице СТРАНЫ как представители профессионального рынка;

— в настоящее время галереи часто имеют требования оплаты за право отслеживание продаж произведений художников, которые не имеют наследников, что это известный факт. Мы считаем, что необходимо предусмотреть освобождение от уплаты вознаграждения за право наследования, против тех художников, которые не имеют наследников;

— мы знаем, судебных прецедентов, связанных с редактированием каталогов художников. Мы считаем, что эта работа, как правило, некоммерческие, часто изучение творчества художника, популяризации его наследия и национальной культуры в целом, выполняет, в частности, воспитательные функции. В этой связи, целесообразно освободить от уплаты авторского вознаграждения для публикации каталоги произведений искусства и, в частности, когда организаторами выпуска являются музеев, галерей, аукционных домов;

— учитывая большое количество вопросов, которые возникают у профессионального сообщества, а также практических трудностей в применении действующего законодательства, считаем необходимым предусмотреть создание рабочей группы с участием заинтересованных сторон по совершенствованию механизма взаимодействия участников профессионального рынка, художников CUP”.